Если завтра переворот

3003

Вместо эпиграфа.

- А у нас в трубе есть газ. А у вас?

- А у нас – переворот. Вот.

(Устное народное творчество)

«Чует мое сердце, что мы накануне грандиозного шухера» (Попандопуло, адъютант Грициана, «Свадьба в Малиновке», 1967 г.)

Недавние драматические события в соседней Турции, а именно попытка военного переворота в ночь с 15 на 16 июля, подняли если не волну, то довольно живенькую рябь обсуждений гипотетической вероятности подобного развития социально-политических процессов в современных украинских реалиях.

Ожидания чего-то эдакого экстраординарного, ставшие следствием недосказанности революционных событий, витают в воздухе последние пару лет.

В апреле 2014-го, когда лидеры массовых движений еще не успели как следует разместиться в креслах «папередников», группа анонимных хакеров огорошила широкий круг читателей сообщением о готовящемся перевороте с целью устранения с должности и.о. президента Александра Турчинова и недопущения к «пульту управления полетом» находящегося в стадии активной агитации за самого себя Петра Порошенко. Но тревога оказалась ложной. Последовавшая чуть погодя череда заявлений о мобилизации, чистке оружия и даже походах на Киев в исполнении решительно настроенной части общественности очень быстро стали восприниматься как новая разновидность сценического искусства. А рассуждения народного депутата Лещенко (в конце июня нынешнего года) о том, что действующий министр внутренних дел может использовать свое большое влияние на силовые структуры для прихода к власти, были подвергнуты последним жесткой критике в свойственной главе МВД остросаркастической манере с привлечением наследия классиков: «Параноидальный поток вещающего напомнил строки из басни: Ах, Моська, знать она сильна, раз лает на слона. Некоторые неточности цитирования (в канонической версии, «Ай, Моська! знать она сильна, что лает на Слона!») в данном случае не отразились на содержательной составляющей месседжа.

Возвращение же министра к данной теме 17 июля может быть истрактовано специалистами как признак двойного отказа. (На своей странице в ФБ глава МВД оставил сообщение следующего содержания: «Рассчитываю, что разгоняемые разговоры о возможном вооруженном перевороте - лишь дурость, а не повод провести репрессии против добробатов и патриотов... P. S. Размышление касается и идиотов, и слишком умных). То есть, опять нет. А на нет и суда нет.

В общем и целом, все теоретические рассуждения о возможности военного переворота здесь и сейчас разбиваются о три «Н»: некем, нечем и незачем.

Нынешнему генпрокурору Луценко в далекую бытность его членом Социалистической партии Украины приписывают фразу: «Из Кучмы Пиночет - как из известного материала пуля». Учитывая, что действия генерала из Чили носили несколько неправовой характер, данное изречение вполне может быть засчитано как комплимент. Нынешние руководители партий и правительства, наверняка, не далеко ушли в вопросах законопослушания и законопочитания от второго президента. Тем не менее, проведение командно-штабных учений (исключительно в рамках пополнения теоретического багажа) вполне можно было бы включить план учебно-воспитательной работы.

Некое подобие доклада на данную тему, с которым выступил автор дронолетного скандала народный депутат Игорь Луценко, может стать началом большой общенациональной дискуссии на тему: «Надо, не надо… А если надо, то по сколько в одни руки?»

Пролог призван сформировать атмосферу, максимально приближенную к боевой. (Далее цитата: «Нисколько не преувеличиваю, если я скажу, что подготовка военного переворота в Киеве идет сейчас. Просто дата окончательно не назначена. Участники - уже номинированы. Одновременно несколько вооруженных частей сегодня почти неприкрыто декларируют свое желание прийти к власти силовым путем»).

В ту же корзину отправляется и заявление о том, что «за этой подготовкой стоят политики наивысшего эшелона, в том числе так называемой «стратегической семерки».

Неформальный характер указанного органа не позволяет делать однозначных утверждений о его постоянном существовании и даже количественном и качественном составе, который в зависимости от обстоятельств вполне может варьироваться. Но ранее ряд изданий утверждали, что в ТНСС (так называемую «стратегическую семерку») якобы входили Петр Порошенко, Арсений Яценюк, Борис Ложкин, Владимир Гройсман, Александр Турчинов, Юрий Луценко и Арсен Аваков. Несмотря на то, что спикер Рады Парубий вообще отрицает существование подобного органа, не исключено, что узкий круг специалистов время от времени собирается и необязательно в количестве семи человек. (Наверняка, есть ряд вопросов, которые способна решить «стратегическая шестерка», а отдельные темы вообще можно расписать на троих).

Однопроцентные премьеры

Для любителей теории классовой и внеклассовой борьбы более любопытным представляется механизм перестройки существующей политической конструкции, предлагаемый докладчиком.

Возможный сценарий докладчик описывает приблизительно следующим образом: «Какая-то группа радикалов (конечно, с военным опытом) предпринимает попытку переворота, которую эффективно подавляют. На спасение «конституционного порядка» мгновенно приходят регулярные вооруженные части, которые быстро берут под контроль основные управленческие центры страны - государственные учреждения, телевидение, радиовещание, мобильную связь и интернет. Западу объясняют - Путин натравил радикалов на власть, мы только восстанавливаем порядок, без чрезвычайных мер не обойтись, некоторое время нужно продержать чрезвычайное положение».

Как говорят шахматисты, этюдное решение.

Далее идет описание ужасов диктатуры с ущемлением прав оппозиции и гражданского общества, призванные более служить эмоциональной приправой для общего хода повествования.

Амплитуда колебаний общественного мнения, вызванных «страшной историей на ночь», вполне уместилась между вопросом «Где растет такая забористая трава?» и решительным «нопасараном» в сторону таинственных заговорщиков.

На то, что сообщение следует отнести в разряд учебной тревоги, однозначно указывает пересказ близко к тексту событий 25-летней давности, связанных с Государственным комитетом по чрезвычайному положению (в простонародье, ГКЧП).

Провалившийся переворот под руководством Янаева и Ко действительно обеспечил успех основного переворота, в результате которого первый и последний президент СССР Горбачев таки был отстранен от власти, только не «плохими  путчистами», а «хорошими противниками путча». В пользу декоративного характера переворота говорит и отсутствие правовой оценки действий заговорщиков. Через год с хвостиком все, воздержавшиеся от резких движений комитетчики, были отпущены восвояси. Хотя на момент задержания многие сторонние наблюдатели предрекали им как минимум вышку.

Кто смог бы сыграть местного Михал Сергеича – вполне очевидно. А вот на роль местного Ельцина претендентов ровно ноль. Особенно, если в список решающих факторов, влияющих на расстановку фигурок на малой шахматной доске (перефразируя Бжезинского) включить мнение западных партнеров. Например, отставка с должности премьера Яценюка и назначение Гройсмана проходило под аккомпанемент комментариев старших партнеров. Не исключено, что и в дальнейшем основным механизмом изменения игровой позиции останется конструктивный диалог в атмосфере взаимопонимания.

Но если руководители драмкружка все-таки придут к выводу, что «не пора ли нам замахнуться на Вильяма… понимаете… нашего Шекспира», то рекомендации к зрительской аудитории остаются стандартными: не шляться по улицам и без надобности не подходить к окнам. Ибо средства коммуникации в современном мире развиты настолько, что формируют картину бытия на прядок лучше всех личных впечатлений.

Андрей Кравченко