Если победит Джо Байден. Что это значит для Украины

1729

Отечественный политический бомонд, активно поддерживавший на прошлых выборах президента США кандидата от демократов Хиллари Клинтон, в 2020-м решил проявить сдержанность. В последнее десятилетие результаты американских выборов еще менее предсказуемы, чем украинских. А стремительное удаление постов в социальных сетях и радужные улыбки в адрес недавно, мягко говоря, критикуемых персонажей вызывает некоторое недопонимание у сторонних наблюдателей. Демонстративное переобувание в прыжке даже в политике все еще считается слабостью позиции. 

В политический обиход вошла сконструированная мгновенно сориентировавшимся пятым президентом Петром Порошенко формула о двухпартийной поддержке украинской власти со стороны США.

Впрочем, легкий трепет, с которым за выборами за океаном наблюдают не только в отечественном политикуме и так называемом экспертном сообществе, но и в среде рядовых обывателей, вполне объясним. В последние шесть лет Соединенные Штаты играют чрезвычайно важную роль в истории украинского государства.

Согласно оперативным данным, вряд ли что-то помешает 78-летнему Джо Байдену занять место в Овальном кабинете.

Оптимистические прогнозы

 

Местные аналитики уже успели набросать ряд позитивных ожиданий от президентства Байдена.

Считается, что Байдену более близка украинская тематика, так как именно он в администрации Барака Обамы курировал "украинский вопрос", бывал в Украине и даже выступал в Верховной Раде. Какие дивиденды несет Украине подобная близость к тематике – вопрос открытый.

То, что пятый президент страны Петр Порошенко в свое время в восторженных тонах отзывался о Байдене, говорит лишь о том, что между двумя чиновниками сложились неплохие отношения и вряд ли более.

Например, среди экспертов и комментаторов присутствуют таковые, кто прогнозирует президентство Байдена следующим образом:

Вашингтон усиливает поддержку Украины, в том числе военную,  наращиваются поставки летального вооружения; увеличиваются прямые западные инвестиции США и их союзников; реформы в Украине постепенно возвращаются под плотную «опеку» США, начинают контролировать борьбу с коррупцией; усиливается роль дипломатической миссии США в Украине и институтов, финансируемых или поддерживаемых Штатами.

Вашингтон усиливает санкции против Российской Федерации. Параллельно создается фронт для противостояния не только Москве, но и Пекину.

Кому помогут поставки летального оружия?

 

«Поставки летального оружия» в радикально настроенных кругах стало аналогом некоей панацеи, которая якобы способна решить если не все, то почти все проблемы обороноспособности.

Вооруженные силы страны оснащены в значительной степени именно летальным оружием. Танки, артсистемы, ракетные комплексы, боевые самолеты и вертолеты, даже автоматы и пистолеты – это все летальное оружие и никакое иное.

Для того, чтобы говорить о поставках, следует четко указать, каких именно видов вооружения не хватает. В противном случае рассуждения о поставках не имеют никакого практического смысла.

Кроме того, даже в современном глубококризисном варианте украинская военная промышленность имеет неплохой потенциал. Еще во времена не столь отдаленные Украина входила в число стран-экспортеров вооружения. И есть все основания предполагать, что гипотетические поставки оружия станут помощью именно американской военной промышленности и вряд ли кому-то еще.

Хлынут ли инвестиции?

 

Рассчитывать на сколь-нибудь заметное увеличение западных инвестиций вряд ли стоит. У партнеров было более шести лет, чтобы вливать десятки миллиардов долларов во все виды украинского производства и сферы услуг. Если этого не происходило ранее, то для прогнозирования радикального перелома нужны хоть какие-то основания. Замена персоналии в Белом доме – основание явно недостаточное.

Ранее «помощь» заключалась в продаже угля из Пенсильвании и заключении контракта на поставку тепловозов. И не исключено, что будет продолжена именно данная линия сотрудничества.

Укрепление «единого фронта»

 

Антироссийская риторика Байдена позволяет наиболее воинственно настроенным представителям отечественного политикума надеяться на обострение отношений между Штатами и Российской Федерацией. Ужесточение санкционной политики по некоторым позициям может сыграть на руку Киеву. В частности, давление со стороны Штатов на европейских партнеров в вопросе реализации проекта «Северный поток-2» укрепляет позиции Украины как транзитера газа. Хотя реализация магистрального замысла заокеанских партнеров по переориентации стран ЕС на американский сжиженный газ лишает Украину статуса транзитного государства, как и заветных 3 миллиардов долларов ежегодно за транспортировку газа с востока на запад.

Однако сегодня подобные перспективы представляются несколько отдаленными, так что вряд ли удастся извлечь из расширения санкций нечто помимо морального удовлетворения.

Увеличение дипломатической миссии в Украине

 

Расширение представительства США на территории украинского государства – наиболее реальная перемена, на которую может рассчитывать официальный Киев.

В качестве политической параллели можно привести пример Армении, где находится одно из самых крупных зарубежных представительств США, что пока никак не отобразилось ни на экономическом, ни на социальном развитии страны, ни на прекращении вооруженного армяно-азербайджанского конфликта в Карабахе.

Почему? Очевидно потому, что основной задачей Байдена (равно как и Трампа) будет продвижение интересов Соединенных Штатов, а вовсе не третьих стран. Хотя на уровне политической риторики Байден действительно может дать представителям украинской власти гораздо больше поводов говорить о всемерно-безмерной поддержке и углублении стратегического партнерства. Хотя, как показали президентские выборы 2019 года в Украине, опора на факторы внешнего влияния имеют незначительную электоральную ценность.

Дмитрий Михайлов