Энергетическая блокада Крыма: как пройдем зиму в Киеве и в Харькове

2081

Если коротко ответить на вопрос, вынесенный в заголовок статьи, – возможно, что и терпимо. Но есть варианты. Вот такой двоякий ответ получился по той причине, что энергетическая блокада Крыма и ее последствия для континентальной Украины – вопросы одновременно и политические, и экономические.

Как все начиналось?

21 ноября, после подрывов четырех ЛЭП, которыми поставляют электроэнергию в Крым, СБУ и Нацгвардия заявили, что «устанавливают его организаторов и исполнителей». Но вот пока не установили. Мучатся, наверное.

Как следует в публикации от 22 ноября в «Левом береге», взрывали ЛЭП противотанковыми минами. Крымские татары ответственность за подрыв никогда на себя не взяли. Наоборот, Бариев, член меджлиса, 23 ноября на "5 канале" заявил, что «электроопоры могли подорвать диверсионные группы из оккупированного Крыма, и диверсионные группы с ДНР». Конечно, у любого вменяемого человека при этом возникал вопрос, почему же люди меджлиса в таком случае мешают восстановить электроснабжение Крыма, но это детали.

Что делала власть?

Порошенко либо знал о планируемой силовой акции, либо, по должности, обязан был о ней догадываться. 30 ноября Радио «Свобода» рассказала о «распределении ролей» в отношении торговой блокады Крыма: «в беседе не для записи один из офицеров-пограничников рассказал, что обязанности между ними и активистами распределены так: активисты блокируют вывоз товара с материка в Крым, пограничники сосредоточатся на въезде».

Из контекста сообщения Радио Свобода следует, что такой уровень координации существует не первый день. Погранвойска подчинены только Порошенко, по должности. Можно предположить, что и о присутствии в районе подрыва людей с противотанковыми минами ему тоже докладывали.

Ко времени, когда я пишу эту статью, а это 4 декабря 2015 года, 15 часов 53 минут, от Порошенко не прозвучало ни одного официального комментария по поводу энергоблокады Крыма и ее последствий для всей Украины.

За него отдувались энергетики, министр Демчишин и Ковальчук, в.и.о. директора "Укрэнерго", формально – подчиненные Яценюка, но являющиеся людьми Порошенко. Смысл их многочисленных – электроснабжение Крыма восстановим, «как только, так и сразу».

Не знаю, почему это произошло, что подрывом начало заниматься наше доблестное МВД.

23 ноября на месте преступления уже работал Кива, руководитель подразделения противодействия наркопреступности МВД, которому вроде по должности другим надо заниматься. Он в интервью «Лигабизнесинформ» комментировал действия своих подчиненных в отношении крымских татар: «мы спокойно отреагировали на то, что нашего сотрудника подрезали ножом, мы спокойно реагируем на то, что у Ислямова и тех боевиков, которых он собрал, есть оружие...».

Ислямов, крупный, что видимо в прошлом, крымско-татарский предприниматель, руководил своими людьми около места подрыва. Мне же все равно не понятно, почему этим делом занялось МВД. Налицо была угроза национальной безопасности, поэтому Ислямовым могла бы заниматься СБУ.

Для меня понятно, почему Порошенко не дал этой спецслужбе команду действовать: в случае боевого столкновения он бы получил все негативные последствия. Но непонятно, почему Аваков дал команду Киве выдвигаться к месту подрыва.

Следующей реакцией людей, на сегодняшний день, к сожалению, обличенных правами осуществлять власть в Украине, стало спихивание друг на друга ответственности за обесточивание Крыма и за его последствия.

Первым начал Геращенко, человек Авакова, написавший 21 ноября на «Facebook», что «вопрос электроснабжения Крыма должен быть предметом обсуждения СНБО». Перевожу: СНБО – это Порошенко.

24 ноября ему в тон ответила Фриз, человек Порошенко: «решение о формах блокады должно приниматься на уровне правительства». Правительство – это Яценюк.

Что говорили о последствиях для Украины от энергоблокады Крыма?

Как ни странно, нет ни одной публично высказанной оценки крымских татар по этому поводу. Более того, складывается впечатление, что у них не выходит контакт с Порошенко, о чем фактически и было заявление Джемилева, лидера меджлиса, от 25 ноября. Не иначе как от безысходности 1 декабря прозвучали слова Ислямова о морской блокаде Крыма, в том числе и в районе Керченской переправы. Хорошо, что он хоть не додумался до воздушной блокады полуострова.

Из публичных высказываний представителей власти можно сделать вывод, что она сначала «отморозилась», затем начала думать.

Пасхавер, советник Порошенко, сказал 27 ноября на Радио «Свобода»: «долгосрочной политики у нас нет, и никогда не было. Заранее мы ничего не делаем. Но энергетическую блокаду Крыма, мы не будем, я думаю, осуществлять долго. Это аргумент в отношениях с Россией, который нам облегчит переговоры с Россией. Я так это трактую. В этом смысле, на таком уровне и было договорено с татарами».

Порошенко же, повторю, был разговорчив не более чем электроток в подорванных ЛЭП. Между тем, ситуация совсем не развивалась в сторону переговоров, о которых говорил Пасхавер.

Но переговоров не было. 24 ноября российская газета «КоммерсантЪ» сообщила о прекращении поставок угля из России в Украину. 24 ноября об этом же заявили люди, которые контролируют власть в непризнанных республиках на Востоке Украины.

Эти два сигнала были прочитаны в Киеве. Кирилюк, вр.и.о. пред. «Укрэнерго», 26 ноября в интервью «Главкому» отвечал на вопрос об ответных мерах РФ на блокаду Крыма: «мы очень сильно рискуем, ведь антрацитовый уголь поступает преимущественно с оккупированных территорий. Россия остановила отгрузки угля через контролируемые ею псевдореспублики. Невозобновление поставок точно связано с событиями в Крыму».

После многочисленных заявлений о том, что антрацита для ТЭЦ Украины осталось на месяц работы, министр энергетики Демчишин занялся поставками угля из ЮАР. Из его заявления от 30 ноября можно сделать вывод, что он еженедельно законтрактовал по кораблю угля, чего может хватить для прохождения отопительного сезона.

Что нас ждет этой зимой? Попытка прогноза

Я уверен, что Порошенко не пойдет на силовое деблокирование акции крымских татар, которая продолжается возле взорванных электропор. Во-первых, он никогда силу против радикалов не применял, и нет никаких оснований считать, что сейчас он это сделает. Во-вторых, а кто решил, что противотанковых мин в «загашниках» еще не осталось? Это что, единственные опоры, которые можно подорвать?

И все же, можно надеяться, что, может, и нормально пройдем зиму и в Киеве, и в Харькове. Если энергоблокада Крыма продолжится, а поставки антрацита из России и неподконтрольных Киеву территорий не возобновляться, то Украину может спасти уголь из страны побежденного апартеида.

Сейчас дела складываются лучше в Первой столице, чем во второй.

В Киеве тепло зависит от работы Трипольской ТЭС и Дарницкой (ТЭС-4). Первой занимается "Центрэнерго", второй - ДТЭК, холдинг Рината Ахметова, который раньше приобретал уголь на неподконтрольных Киеву территориях.

1 декабря холдинг распространил официальное сообщение: «теплоэлектростанции ДТЭК, использующие антрацит, обеспечены углем более чем на 25 дней работы в условиях временного прекращения поставок». При этом «запасы топлива газовой группы удалось увеличить, поставки угля этой группы на ТЭС компании стабильны». Весело. До 26 декабря мы в Киеве с теплом.

Энергетикам Ахметова не привыкать выкручиваться. Примем во внимание и то, что их объективным союзником в вопросе обеспечения Киева теплом является Порошенко. Последнему ясно, что «революции делаются в столицах». Это вот такой политический аргумент в пользу мнения, почему Киев, скорее всего, будет с теплом, чего не скажу о других населенных пунктах нашей многострадальной Родины.

Что касается Харькова, то "Центрэнерго" 3 декабря сообщила о будущих поставках южноафриканского угля: мол, все идет по плану. Это то, о чем говорил Демчишин. "Центрэнерго" занимается Змиевской ТЭС. Ее директор Бабенко 17 сентября заявлял, что угля ему хватит до конца года, а есть еще и запасы мазута.

Конечно, если крымские татары разблокируют поставки электроэнергии на Крым, ситуация улучшится. Но пока этого не произошло, следует исходить из худшего сценария. О нем «Голосу Америки» 24 ноября рассказал энергетик Михаил Гончар. Это одновременное прекращение Россией газо-, электроснабжения Украины и трафика угля, что вызовет кумулятивный эффект.

Но что практически означает этот кумулятивный удар для украинской экономики? Для бытовых проблем городов? Какой силы он будет? Что означает «пострадает»? И что это за «ущерб»? Это замерзание городов, как Алчевск зимой 2006 года? И как еще, кроме прекращения поставок энергоносителей будет действовать Россия?

Нет от власти ответов на эти важнейшие вопросы. Полно пиара о новой полиции. О «борьбе с коррупцией», которая почему-то всегда побеждает. А на эти вопросы – нет. Я прочитал сотни страниц со словами представителей власти и ничего не нашел.

Видимо, описанный Гончаром - действительно худший сценарий. Применительно к Харькову - критическую роль в жизнеобеспечении города играет ТЭЦ-5. Она выполняет и чрезвычайно важную функцию - стабилизации давления в газораспределительных сетях Харькова.

В июне прошлого года уже была ситуация, когда ТЭЦ-5 предупреждала, что ей могут перекрыть подачу газа, но, слава Богу, как то обошлось. В критической ситуации эта ТЭЦ может переходить из газа на резервное топливо, топочный мазут.

Со всей собранной мною информации, в том числе и из сообщения «Харьковоблэнерго» от 26 ноября о готовности этой структуры к аварийным отключениям электроснабжения области в связи с подрывом электроопор на Крым, нельзя сделать определенного вывода, как город проведет зиму. Но любому нормальному человеку очевидно, что пока Киев и Москва не выйдут на прямые переговоры по всем конфликтным вопросам, надо следовать старому и проверенному принципу: надеяться на лучшее, но готовится к худшему.

Вячеслав Пиховшек