ДТП по-харьковски. С чего все начиналось

3801

Происшествия на дорогах сегодня стали настолько тривиальным явлением, что большинство из них даже не попадают в новостные ленты, пополняя лишь статистические данные.

Только наиболее резонансные ЧП имеют шансы оказаться в эпицентре общественного внимания. Например, такие как на проспекте Гагарина 26 октября 2021 года (см. сообщения о деле «Николая Харьковского») или на Сумской 18 октября 2017 года.

В сухих цифрах дорожные драмы и трагедии выглядят примерно так. За первые три квартала 2021 года в Харькове и области произошло более 10 100 ДТП. Аварии унесли жизни 165 человек. То есть в среднем на дорогах в регионе погибает один человек за полтора дня. Травмы получили 1 485 пострадавших. По стране картина также далека от оптимистической: за указанный период на дорогах погибли 2 592 человека, в том числе 157 детей. В больницы попали 25 000, из них 3 388 несовершеннолетних.

Еще каких-то 100 лет назад дорожные баталии были не столь ожесточенными, но даже при незначительном количестве авто на городских дорогах иногда бывало тесно. Городские хроники сохранили несколько сообщений о ДТП, потрясших горожан в далеком 1913-м. Поменялись внешний вид автомобилей, технические характеристики, правила дорожного движения, но некоторые особенности водительской психологии, зародившейся еще на заре автомобильного движения, остаются неизменными.

Не замечая преград

Одно из скандальных происшествий произошло в ночь на 2 апреля 1913 года около дома № 58 по улице Сумской. Поломался автомобиль загородного ресторана «Версаль», принадлежащий некоему Щеголеву. Стоит отметить, что ресторан «Версаль», находившийся практически за городом, пользовался большой популярностью у зажиточной и любившей покутить публики. Так что посетители задерживались в нем далеко за полночь.

История даже сохранила имена участников происшествия. Шофер Кондаков и служащий ресторана Константин Сылкин приступили к ремонту. В это время из Сорокинского переулка выехал на Сумскую автомобиль. На полном ходу он снес Кондакова и Сылкина. Но водитель движущегося авто поступил так же, как иногда поступают и современные коллеги – сбежал с места происшествия, не обращая внимания на крики раненых и ночных сторожей. Машина свернула на Бассейную (сейчас – Ярослава Мудрого).

У Кондакова была повреждена голень, а у Сылкина сломана ключица. Оба были отправлены в Александровскую больницу. На следующий день автомобиль, наехавший на людей, разыскали по особым приметам. Это был модный спортивный кар марки «Жермен», принадлежавший епархиальному архитектору Владимиру Николаевичу Покровскому. Он ехал домой вместе с дочерью, секретарем Харьковской духовной консистории Иваном Осиповичем Самойловичем и еще одной дамой.

Фемида не была строга. Покровского оштрафовали. В современных условиях особо уважаемые нарушители ПДД тоже зачастую могут отделаться легким испугом.

Гонки «Бенца» с «Мерседесом»

Сегодня такое абсолютно невозможно. «Мерседес-Бенц» это один автомобиль. А вот в 1913-м – вполне. Карл Бенц и Готлиб Даймлер объединили свои усилия только в 1926-м (но это совсем другая история).

Военный врач Дмитрий Васильевич Смирнов решил купить авто. 15 апреля 1913 года он пришел на склад «Альсоп» вместе с братом (служащий банка), а также владельцем картонажной фабрики Марком Ильичом Казасом и неким Васильевым, дабы купить автомобиль «Бенц». Его решили испытать за городом. Руль доверили заведующему автомобильным отделом склада «Альсоп» Георгию Оттовичу Доннеру.

Компания выехала на Сумскую дорогу. Автомобиль достиг скорости 30–35 верст в час. Но на пути в Померки повстречался «Мерседес» харьковского домовладельца Михаила Евгеньевича Машеля, пассажиром в котором был чиновник особых поручений Черниговского губернатора.

Лихие водители тут же устроили гонки (сегодня зачастую водители тоже пытаются выяснить, кто быстрее).

Перед подъемом автомобиль Доннера попал в канаву и перевернулся. Четверо пассажиров вылетели из авто и получили повреждения. Водитель Доннер повредил в двух местах руки, грудь и сломал несколько ребер. Раненые были доставлены в лечебницу Харьковского медицинского общества. Автомобиль очень сильно пострадал.

Южно-русский автомобильный клуб сообщил харьковской прессе, что к ним неоднократно поступали жалобы на шоферов склада «Альсоп».

Рев мотора

Любители шумной езды без глушителей существовали еще в 1913 году. Шахтовладелец Березовский с землевладельцем Огненным, путешествуя из Петербурга в Юзовку (сейчас - Донецк) на новой французской модели фабрики «Бразье», 6 мая заехали в Харьков. Все бы ничего, но лихачи мчались без глушителя, издавая ужасный грохот.

Они попались на глаза Харьковскому городскому голове Роману Будбергу. Мэр тут же сигнализировал полиции о происшествии. Но, кажется, далее сигнала дело не пошло.

Полиции было вменено в обязанность следить, чтобы впредь таких нарушителей не было. Стали следить и за возрастом шоферов. Разрешение выдавалось лицам не моложе 21 года, а в городе неоднократно фиксировались шоферы моложе этого возраста. (Сегодня также попадаются водители, не достигшие совершеннолетия, а следовательно, не имеющие возможности получить водительские права).

Как харьковцы гонялись за лихачом

Сегодня расправы над неаккуратными водителями не наблюдаются. А вот в 1913-м публика была более решительной. Лихач за рулем мог отведать тумаков.

В ночь с 9 на 10 мая по Сумской улице на большой скорости мчался автомобиль, в котором помимо шофера находились два кавалера и две дамы. У Драматического театра (сейчас – театр Шевченко) шофер снес с ног пересекавшего дорогу мещанина Доминика Ходаковского (оный в бессознательном состоянии был увезен в больницу).

Водитель попытался скрыться. Свернул в переулок, где его намеревались остановить извозчики, однако безуспешно. Попутно нарушитель сшиб женщину, которая, впрочем, отделалась испугом. На Рымарской у авто отлетело колесо. Машина остановилась. Толпа настигла злосчастный автомобиль. На пассажирском месте сидел только владелец этого авто Ананий Григорьевич Фидре. Водитель и прочие пассажиры сбежали. В этот раз лихачу удалось избежать гнева народного. Но как утверждают краеведы, извозчики и пешеходы толпой время от времени колотили нерадивых шоферов.

На допросе с пристрастием у толпы Фидре сознался, что его машиной управлял прусский поданный Владимир Александрович Дамроф. Его обнаружили в квартире Фидре на ул. Сумской, 6. Дамроф был арестован на три месяца по постановлению харьковского губернатора, но мировой судья оштрафовал его на 20 рублей и смягчил арест до пяти суток. Кроме того, по постановлению городской управы Дамроф был лишен права езды на автомобиле пожизненно. Однако отсутствие прав и в те времена не было помехой. Вскоре Дамроф был замечен в управлении собственным автомобилем марки «Опель». 

По тротуару как по автобану

Езда по пешеходной части и сегодня встречается в Харькове. Корни явления также можно найти в прошлом столетней давности.

В июне 1913 года профессор Харьковского Императорского университета Николай Фёдорович Сумцов сигнализировал властям о вопиющем нарушении. Из гаража, который располагался в доме № 130 по ул. Сумской, выехал автомобиль некоего Александра Андреевича Дунина и поехал по тротуару. Шофер Кириллов едва не наехал на детей 6 и 8 лет, шедших в больницу Гиршмана. Полиция получила распоряжение следить за автомобилями Дунина, и если они будут нарушать порядок езды – штрафовать. Предполагалось также установить на тротуарах ограждения, чтобы автомобили не могли по ним ездить.

Лобовой «таран»

Несмотря на то, что автомобилей было крайне мало, 7 августа 1913 года двое водителей все-таки не сумели разминуться на границе Сергиевской и Павловской площадей.

Около 16 часов автомобиль, принадлежавший поручику в отставке Мищенко, ехал по Павловской площади, направляясь на Сергиевскую площадь. На пассажирских местах расположились его жена и знакомая дама. С Сергиевской поворачивал на Павловскую площадь автомобиль Екатеринославского губернского инженера Кендзерского. Водители начали так неудачно маневрировать, что автомобили столкнулись. Полиция составила протокол. У авто Кендзерского были повреждены фонари, крыло и погнуто шасси, всего на 1000 рублей (серьезные деньги при зарплате рабочего рублей 20-40). У машины Мищенко было поломано правое переднее крыло, разбит аккумулятор, поврежден радиатор, бензиновая и воздушная трубки, рама и поломана правая ступенька, всего на 800-900 руб.

***

Насколько можно заметить, ноги у многих очень популярных в современном Харькове нарушений ПДД произрастают из времен, когда стальных коней на городских улицах было куда меньше, чем обыкновенных. Но уже тогда многие автомобилисты начали ощущать себя королями улиц, руководствовавшихся правилом «расступись народ, едет грозный самоход». Правда, и перемены заметны. Нерадивых водителей перестали бить. Вероятно, ранее народ был злой, потому что у него мобильных телефонов не было, и во время разного рода ЧП руки особо занять было нечем.

Екатерина Павловская