Дом моего сердца

1424

В Доме Моего Сердца гуляет свободный ветер. Все двери в нем открыты, и препятствий прогулкам нет. В Доме Моего Сердца есть все, что только бывает на свете — и возможно, немножечко больше. В Доме Моего Сердца обычно много гостей и яркого света, хотя бывает, что он остается совсем пустым, и только одна маленькая свеча мерцает на том окне, что выходит на восток. Она зовет новых гостей, которые забредут на огонек погреться и выпить душистого чаю из чабреца и мяты — и наполнить дом чем-то новым.

И они приходят.

Иногда в дом заходит угрюмая и серая Печаль, кутаясь в старый битый молью платок — и в ее следах рассыпается на блестящих желтых половицах пепел, а солнце забывает играть с зайчиками из витражных окошек.

Иногда буйным лесным пожаром в Дом врывается Ярость — и пылает мебель, и рушатся обгоревшие перегородки. И после ее визитов Дом вдруг становится просторнее и чище.

Иногда в дождливую осеннюю ночь в Дом забредает Жалость — и с ее темного плаща стекают на пол струи мутной соленой воды, а она забивается в уголок и тихо скулит и плачет. И Дом становится сырым и холодным, как будто он никогда не знал огня.

Время от времени, воровато оглядываясь и вжимая голову в плечи, в Дом пробирается Вина. И долго мнется на пороге, и бормочет бесчисленные извинения, и каждую секунду ждет наказания. И Дом мрачнеет и горестно скрипит ставнями в такие минуты.

А иногда шаловливым гостем в Дом заглядывает Любопытство — с лупой и картой обшаривает каждый темный уголок, а когда не боится — даже пробирается в подвал и на чердак.

Иногда вслед за любопытством в Дом липкой лентой заползает Страх — и заполняет мутным туманом все комнаты, а Дом дрожит и как будто становится меньше. Тогда Любопытство не может ничего найти и очень расстраивается.

Иногда в окна Дома заглядывает Горькая Обида — и хмурится, и поджимает скорбно губы, и плачет на пороге, угрожая кому-то сжатым кулаком. И Дом оседает — потолки становятся ниже, а крыша на глазах ветшает.

Иногда заходит Одиночество — и бродит по комнатам, гулко стуча коваными сапогами, и не замечая ничего вокруг. И Дом тогда становится пустым и холодным, как будто кроме Одиночества там совсем ничего нет.

Но все чаще в Дом вприпрыжку забегает Радость — и со смехом, как звон маленьких колокольчиков, носится по комнатам и играет в прятки с солнечными зайчиками. И Дом тогда уже не пустой, а просторный, и свет льется из каждого окна.

А вслед за радостью приходит Счастье — и садится на полу в пятно солнечного света и поет песни Радости, чтобы той веселее было играть. И весь Дом тоже начинает петь — каждая комната звучит: там гонг, там маленький серебряный колокольчик, там нежная скрипка, а там — проникновенное пиано. И все звуки сливаются в божественную гармонию, которая поднимает Дом в воздух, и он парит над землей — легкий и почти воздушный, сияющий и разноцветный, как радуга.

На звуки музыки приходят Наслаждение и Удовольствие — и Дом наполняется запахами свежей сдобы и первой клубники, трепетом прикосновений и объятий, танцами и хорошими добрыми книгами.

Тогда в гости заглядывают Вдохновение и Творчество — они всегда приходят вдвоем и превращают Дом в яркий мольберт, где в одном уголке картины рождается Песня, которую поет Душа; в другом — Танец, который идет изнутри и рассказывает истории Тела; в третьем — переплетает разноцветные нити Рукодельница; в четвертом — Писатель помогает словам оживать и говорить то, что исцеляет и наполняет радостью усталые Души. А рядом в той же картине Художник создает свой яркий шедевр; Мастер-кулинар ворожит над плитой, а Садовник — над юным ростком, который под его руками превращается в сильный цветущий побег. И нет границ у этой картины, и нет ей конца, и нет ничего такого, что Вдохновение и Творчество не могли бы превратить в Искусство.

Иногда в Дом заходят Храбрость и Уверенность — широким и устойчивым шагом, не оглядываясь по сторонам и глядя только вперед, туда, где перед ними ярко горит Цель. И Дом обрастает укреплениями, его стены становятся прочными, как алмаз, и нет тогда защиты надежнее этого Дома.

Частенько гостит в Доме Благодарность — и тогда зажигается большой камин, и блики от огня играют на светлых стенах, а тепло окутывает Дом мягким пуховым одеялом. И посидеть у камина приходят и Радость со Счастьем, и Наслаждение с Удовольствием, и Вдохновение с Творчеством, и много других желанных гостей.

А хозяйка Дома — Любовь — с улыбкой наблюдает за ними из каждого уголка, потому что она есть везде и во всем. И это она сметает пепел после визита Печали, выносит обгорелые бревна после бушующей Ярости, разгоняет липкий туман Страха, стоит с фонарем в темном уголке, пока Любопытство изучает очередную находку. Это она играет с Радостью, прощает Вину и утешает Жалость, подпевает Счастью, созидает вместе с Творчеством и Вдохновением и делает Наслаждение еще более сладким. И это она держит двери Дома всегда открытыми — потому что если Дверь закрыта — значит, Любви в Доме нет…

Ольга Воронина