«Диверсия» в харьковском метро

7606

Вместо эпиграфа.

«А не было, говорят, у тебя умысла на теракт?»

(к/ф «Место встречи изменить нельзя», 1979 год)

Политическая бдительность оказалась в числе немногих продуктов, производство которых в стране за последние годы стремительно возросло. Учитывая, что между социально-экономическим развитием и активизацией процесса, который классик общественной мысли называл живым творчеством масс, объективно существует обратная зависимость, ситуация представляется вполне закономерной. Хотя и в данном секторе качественного прорыва существуют точки застоя.

Почти три года понадобилось ветеранам активистского движения, чтобы рассмотреть элементы гибридной информационной войны в оформлении станций Харьковского метрополитена.

Изображение герба Украинской Советской Социалистической Республики в качестве фрагмента мозаичного панно на станции «Исторический музей» спровоцировало очередное бурление повидл в сетевом сообществе по вопросу, значимость которого у прогрессивной части человечества не вызывает ни малейших сомнений.

Параллельно выяснилось несоответствие ряда станций канонам идеологической чистоты. В частности, шлем космонавта, изображенного на станции «Проспект Гагарина», содержит недекоммунизированную надпись.

Разделение участников интеллектуального состязания на две ярко выраженные категории, выступающие под лозунгами «Делать людям нечего, лучше бы клали асфальт» и «Без декоммунизации счастья не видать», указывает на формирование классических стандартов ведения декоммунизационных дискуссий (что, в принципе, является своеобразной калькой с извечных исканий на предмет первичности бытия или сознания).

Магистральный аргумент сторонников идеологической зачистки Dura lex, sed lex (имеется в виду Закон «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического тоталитарных режимов») мог бы считаться не бьющимся картами ниже джокера, если бы законодатель не оставил законоисполнителям права на домысел.

Пункт 3 статьи 4 Закона сообщает о том, что запрет не распространяется на целый ряд позиций, среди которых значатся произведения искусства, созданные до вступления нормативного акта в законную силу.

Мозаичное панно на «Историческом музее» создали заслуженные художники Украины Игорь Моргунов и Ольга Ерофеева, работы которых находятся в Харьковском художественном музее, Художествнно-мемориальном музее Ильи Репина в Чугуеве, галлерее «ICAT» в Бельгии.

Выполнившие витражи на станции «Проспект Гагарина» художники-монументалисты Александр Пронин и Галина Тищенко считаются инициаторами возрождения школы витража на Слобожанщине в 1960-х годах.

Конечно же, можно спорить по поводу того, является ли Пабло Пикассо выдающимся художником или такие «каляки-маляки» может нарисовать каждый, но формальную сторону вопроса еще никто не отменял. Доказать, что созданное заслуженным художником полотно не является произведением искусства, будет весьма проблематично. Но если дело выгорит, то автоматически в повестке дня появится извечный вопрос зарубежной интеллигенции: «Что делать?» Понимая, что ни излишних средств, ни наплыва вдохновения в ближайшее время не предвидится, отдельные участники сетевой дискуссии предложили простое и экономичное решение – замазать (как вариант, заклеить – в зависимости от того, на что удастся собрать средства: на краску или клей). С приблизительной формулировкой: хуже не будет. Последний тезис, к слову, даже проверен на практике. В качестве одного из наиболее ярких примеров можно назвать декоммунизацию фасада здания Харьковского авиапредприятия (в мае 2015-го со стены, выходящей на улицу Сумскую, были сняты изображения советских орденов). И, собственно, ничего. Завод как не выпускал самолеты, так не выпускает их и теперь. То есть декоммунизационные процессы ему никак не навредили.

Не исключено, что вот-вот на сайте городского совета появится петиция с предложениями изменения оформления отдельных частей харьковской подземки. А скорейший сбор 5000 подписей даст делу законный ход, что не позволит пропасть скорбным трудам в совокупности с высоким стремленьем дум в мировой информационной паутине.

Дмитрий Михайлов