Дан приказ ему в Одессу

2627

Назначить нового главу областной администрации так, чтобы об этом несколько дней гудели все СМИ и социальные сети – это уметь надо. Порошенко удалось. С подачи президента Одесскую область возглавил Михеил (не опечатка) Николозович (не опечатка) Саакашвили. Вопрос о цели превращения бывшего грузинского президента в действующего украинского губернатора продолжает будоражить политизированную публику. Попробуем разобраться в ситуации и мы.

Хотел ли сам Саакашвили этого назначения? Ждал ли его? Скорее нет, чем да. Когда осенью прошлого года только начали говорить о привлечении в органы украинской власти иностранцев с реформаторским бэкграундом, фамилия экс-президента Грузии всплыла одной из первых. Тем не менее, ему некоторое время удавалось ловко уклоняться от предложенных высоких постов. Ну, или ловко делать вид, что «не больно-то и хотелось», когда высокие посты доставались другим. От должности вице-премьер-министра Саакашвили отказался еще в ноябре. Чем мотивировал? Нежеланием терять грузинское гражданство. «Моим приоритетом является моя страна – Грузия, только поэтому я не согласился на это предложение. Думаю, я принадлежу моей Грузии», - заявил тогда экс-президент телеканалу «Рустави-2».

Зимой украинские СМИ стали усиленно сватать Саакашвили на пост главы антикоррупционного бюро, и он вроде был даже не против. Но и это предложение отклонил примерно с той же мотивировкой, что и предыдущее. «Там был вопрос связан с гражданством, и, кроме того, тогда было нужно, чтобы я окончательно переехал в Украину и стал гражданином Украины, и был частью украинской бюрократической государственной машины, что на этом этапе было неправильно», - пояснил прессе Михеил Николозович в феврале. А уже в апреле добавил новое пояснение: «Много политизации было вокруг этого вопроса. Я бы не хотел участвовать в какой-либо форме украинской политики. Я учусь лучше говорить на украинском, я готов и жизнь отдать за эту страну, но одновременно есть страна, где я и мои друзья создали государственность, которой не было веками, и эта страна на Кавказе».

Вроде бы во всех трех случаях говорится об одном и том же – нежелании приобретать украинское гражданство взамен грузинского и включаться в активную украинскую политику в ущерб грузинской. Но люди, у которых глаз наметан на нюансы, могут заметить некоторую эволюцию в высказываниях государственного деятеля. Осенью Грузия была однозначным приоритетом, зимой было неправильно становиться частью украинской бюрократической машины именно «на данном этапе», а весной уже пошли заверения в готовности отдать жизнь за Украину и совершенствоваться в изучении государственного языка. Если эти нюансы учесть, не так удивительно, что к началу лета «клиент созрел». Тем не менее, похоже, что назначение именно сейчас и именно в Одессу все-таки стало для Саакашвили определенной неожиданностью. 13 мая он утвердился на непыльной и мало к чему обязывающей синекуре главы международного совета реформ при украинском президенте. Да и еще в начале прошлой недели у него были совсем другие планы на выходные. Он собирался провести их в Киеве и принять участие в фестивале, посвященном развитию украинской столицы, в качестве основного спикера. Впрочем, на фестиваль Саакашвили успел и из Одессы, хотя его выступление пришлось откладывать на два часа.

Но что же стало причиной столь неожиданного вояжа Саакашвили на берега теплеющего моря? В основном звучат две версии. Одна из них больше пытается объяснить снятие старого губернатора, а вторая – назначение нового. Обе построены по принципу «так происходит сейчас, потому что нечто подобное уже было». Логика первой версии отсылает нас к событиям, произошедшим в марте. Как тогда, так и сейчас возникает конфликт с Игорем Коломойским по поводу смены руководства на государственном предприятии, которое Коломойский ухитряется контролировать, будучи миноритарным акционером. В марте это была «Укртранснафта», в конце мая – «Укрнафта». Как тогда, так и сейчас окончательное решение откладывается, и фактический контроль над активами пока остается у структур, близких к олигарху. Как тогда, так и сейчас Коломойский проявляет себя ярким мастером разговорного жанра и теряет губернаторское кресло. В марте – свое собственное в Днепропетровске. В мае – своего ставленника Игоря Палицы в Одессе. Стройность и последовательность схемы подкупает разве что на первый взгляд. Да и все равно остается открытым вопрос – при чем тут Саакашвили? Губернаторская должность вовсе не требует наличия особой харизмы и талантов публичного политика. Вряд ли кто-то назовет какие-либо заметные фигуры из числа недавних или действующих губернаторов. За исключением разве что того же Коломойского. Многие ли в Харькове, например, помнят Игоря Балуту и следят, чем он сейчас занят? А говорят, где-то недавно мелькнул. Многие ли могут узнать в лицо Игоря Райнина, перечислить глав администраций соседних областей (за исключением, пожалуй, часто появляющихся в телевизоре донецкого и луганского губернаторов)? Так что не так уж сложно найти на губернаторскую должность человека, даже при кадровом дефиците в лагере Порошенко.

Вторая версия, пытающаяся пояснить мотивы назначения именно грузинского экс-президента, выстраивает параллели нынешней ситуации с августом 2008 года. Грузия под руководством Саакашвили развязала тогда вооруженный конфликт с непризнанным режимом Южной Осетии и размещенными на территории республики российскими миротворцами. Сейчас территория, вверенная попечению Саакашвили, граничит с непризнанной Приднестровской Молдавской республикой. А совсем недавно, 21 мая, Украина пошла на существенное обострение отношений с Приднестровьем, ужесточив пограничный режим и денонсировав договор о пропуске через украинскую территорию военнослужащих тамошнего российского миротворческого контингента для ротации. При всем наличии сходства, все равно сложно пояснить назначение Саакашвили этими причинами. Особенно тем, кто помнит, чем закончилась для него тогда война «Три восьмерки». Не говоря уже о том, что полномочия украинских губернаторов не предполагают никакой существенной роли в ситуации пограничных конфликтов.

Нет сомнений, Одесская область – лакомый кусок для любой из украинских олигархических групп, не исключая и президентскую. Но его ценность и отдача от него существенно снижается в условиях нестабильности. А возрастает ценность и отдача в том случае, если на ключевых должностях будут стоять «свои люди». Президентские полномочия позволяют Порошенко заполнить нужными людьми эти ключевые должности. Назначение Саакашвили делает очевидной другую проблему украинского президента – дефицит людей, на которых он рассчитывает и которым доверяет. Законы джунглей, царящие в украинской власти, вынуждают каждого из ее представителей ограничивать свой круг давними проверенными знакомыми. Как ни странно на первый взгляд, этому критерию Саакашвили вполне отвечает. Они с Порошенко – однокашники: в 80-е оба в одно время, хотя и на разных курсах, учились в Киевском институте международных отношений (когда они поступали, он был еще просто университетским факультетом). Похоже, что для обоих это давнее знакомство, подробностей которого мы не знаем, в итоге перевесило неоднозначность нынешнего кадрового решения и сомнительность его перспектив.

Игорь Гридасов