Большой позор мелких политиков

666

Самый простой способ радикально снизить уровень общественной культуры – начать совершать неблаговидные поступки публично и демонстративно, легитимизируя то, что ранее в массовом сознании считалось mauvais ton. 

Регулярность, с которой отечественные политики попадают в нелепые ситуации, наталкивает на смутные подозрения, что представители управленческого класса договорились между собой нести посменно позорную вахту, передавая знамя "зашквара" из рук в руки.

В течение пары-тройки последних дней сразу несколько народных депутатов и от власти, и от оппозиции оказались в центре громких публичных скандалов.

Напомним хронологию событий.

26 октября народный депутат от "Европейской солидарности" София Федина совместно со своей не обремененной властными полномочиями единомышленницей записала видео, в котором презентовала зрителям свои изрядно приправленные обсценной лексикой рассуждения на тему убийства президента Владимира Зеленского.

29 октября журналисты зафиксировали на экране телефона народного депутата от фракции "Слуга народа" Богдана Яременко переговоры с проституткой об оказании интимных услуг стоимостью 100 долларов США в час (2500 гривен, эквивалент средней пенсии).

30 октября в сессионном зале подрались депутат от "Оппозиционной платформы" Николай Скорик и депутат от "Слуги народа" Николай Тищенко. Потасовка возникла из-за разногласий по поводу создания временной следственной комиссии для изучения обстоятельств массовой гибели людей в Одессе 2 мая 2014 года. Инициатива по созданию ВСК была провалена, что, предположительно, станет одним из самых неоднозначных решений народных депутатов, по факту открытым текстом заявивших на всю страну, что обстоятельства гибели сорока человек их не интересуют.

Но драками в Раде давно уже никого удивить невозможно, тем более такими, которые завершаются на уровне "оторванных пуговиц" (бывали же бои и с нокаутами, и в формате "стенка на стенку"). Поэтому все внимание общественности сфокусировалось на драматической истории, главным персонажем которой стал депутат Яременко. По факту Яременко спас главного парламентского оппонента «Слуги народа» мелкую, но гиперактивную фракцию «Европейская солидарность», переключив на собственную персону внимание с начавшего было разгораться громкого скандала вокруг депутата от ПЕС Федины.

Сколь ни удивительно, у Яременко отыскались «адвокаты».  Одно из наиболее ярких заступничеств за нардепа Яременко прозвучало в исполнении первого заместителя председателя фракции СН Александра Корниенко, который заявил, что – далее цитата – «у нас есть статья в Уголовном кодексе о вмешательстве в личную жизнь, поэтому я бы советовал парламентским фотокорреспондентам быть внимательнее к тому, что они делают…»

Один из персонажей культовой комедии в подобных случаях советовал не путать «свою шерсть с государственной».

Использовавший не по назначению стажерку Белого дома Уильям Джефферсон Клинтон даже и не пытался пускаться в рассуждения по поводу вмешательства в личную жизнь, потому что в буржуазных демократиях такие, приносим извинения за используемый сленг, отмазки не работают.

Ориентированное на ценности европейской цивилизации общество обязано свыкнуться с мыслью, что лицам, желающим сохранять тотальную приватность просто не стоит идти в публичные сферы деятельности.

В противном случае идеологию "невмешательства в личную жизнь" легко довести до абсурда. Получающий взятку чиновник, будучи пойманным объективом журналистской видеокамеры, также может поставить вопрос о вмешательстве в "личную жизнь". Особенно если взятка передавалась в нерабочее время, в неформальной обстановке, что называется в халатно-диванном режиме…

Сам Яременко изначально избрал несколько иной вариант защиты. Оказывается, зная, что журналисты следят за экранами телефонов, он специально спровоцировал скандал.

Отговорка также очень слабо держит удар критики. Что мешало изначально документально оформить умышленную провокацию, если в таковой была хоть какая-то потребность? Заверить нотариально. Согласовать с руководством фракции. Привлечь независимых экспертов, которые бы впоследствии подтвердили чистоту депутатских помыслов.

С таким же успехом любой пойманный на получении неправомерной выгоды госслужащий мог бы заявлять: "Я знал, что они меченные, я полицию проверял…" Но этого не происходит именно в силу совершеннейшей ничтожности подобных аргументов.

Линия защиты быстро развалилась, Яременко снес пост с соответствующим текстом со своей страницы в фейсбуке, применив старую как мир тактику – «лучшая защита – это нападение» - чем только усугубил и свое положение, и положение всей фракции. С парламентской трибуны он выступил с – назовем это предостережениями или напоминанием – в адрес работающих в Раде представителей СМИ. Далее цитата: «В этой стране существует закон, который защищает личную переписку. Опубликование переписки является уголовным преступлением. И тот, кто сделал это, заработал от 3 до 7 лет. Я не угрожаю, я напоминаю о законе и морали, которые для всех одни…»

Упоминание о морали в данном контексте прозвучали, конечно же, совершенно в стиле оруэлловского двоемыслия. Но законодательная норма действительно существует – статья 163 Уголовного кодекса Украины.

Однако, если народному депутату захочется пойти на принцип, то ему в суде самостоятельно предстоит доказать:

что это действительно его переписка, сообщить во всех деталях и подробностях, с кем и по какому поводу переписка осуществлялась (а в этом случае репутационные потери могут перевесить объемы сатисфакции);

что тайна переписки действительно была нарушена, ведь оператор не вскрывал почтовых ящиков или сейфов с секретными письмами, он снимал сессионный зал (если человек решил публично снять штаны, ведь глупо обвинять окружающих в том, что они узрели исподнее).

Последний довод стороны защиты перед «господами присяжными заседателями»: «Он ведь не нарушил никакой закон».

В принципе – это вопрос к правоохранителям, которые вполне могут примерить к данной истории статью 303 УК (втягивание в занятие проституцией), хотя и не факт, что с какими-либо последствиями.

Но даже отсутствие состава уголовного преступления ровным счетом ничего не меняет в данной ситуации. Один из древнегреческих философов, склонный к резонерству, говаривал: «Если вы хотите завести что-то в обществе, заведите это сначала у себя дома». Высказывание является лакмусовой бумажкой для оценки практически всех жизненных ситуаций.

Кто желает, чтобы у него дома сидел крепкий мужчина и демонстративно массировал причинное место? (История с нардепом Кивой еще отнюдь не стерлась из электоральной памяти). Кто хочет, чтобы у него дома сидела дама, изъясняющаяся матом и угрожающая убийства третьим лицам? Кто желает, чтобы его домашние пользовались услугами женщин с заниженной социальной ответственностью? Можно даже расширить ситуационный круг: кто желает таких людей нанять на работу?

Если большинство избирателей отвечает: «Мы», то поведенческие линии, избранные представителями публичной политики, придется признать абсолютно безупречными.

Екатерина Павловская