Большая стройка в Харьковской области. Миф или реальность

2724

Вместо эпиграфа

«Он прибежал в волненьи крайнем и сообщеньем всех потряс…»

(Владимир Высоцкий, «Письмо в редакцию телевизионной передачи "Очевидное — невероятное" с Канатчиковой дачи»)

Пришла радость, откуда не ждали. Харьковская область вошла в ТОП-5 областей по темпам реализации президентской программы «Большая стройка», о чем рапортовал Министр развития громад и территорий Украины Алексей Чернышов.

Харьковщина занимает пятое место с неким мало что говорящим среднестатистическому потребителю информационного продукта показателем – 71%.

Yes

Загадочные проценты

71% работ, запланированных в рамках проекта «Большая стройка» выполнены. Что это означает?

Использование в отчетах процентных соотношений – один и наиболее грамотных технологических приемов, который открывает возможность убедить аудиторию в положительном результате, оставляя ее в полном неведении о количественной характеристике достижения.

Например, в сознании читателя-слушателя-зрителя 70% это гораздо более внушительный показатель, нежели 20%.

Но.

20% от тысячи – это гораздо больше, чем 70% от сотни.

Поэтому, чтобы прийти к пониманию, с каким уровнем восхищения следует воспринимать 71%, необходимо иметь представление о целом.

«Большая стройка» Гончарука

О так называемой «Большой стройке» заговорили на закате премьерства Гончарука.

Он, с легкостью называя совершенно любые числовые показатели применительно к перспективному строительству, пытался изображать иллюзию конкретики.

В течение 2020 года должны (или якобы должны) были построить:

  • более 100 школ;
  • 100 детсадов;
  • 100 стадионов;
  • 200 новых приемных отделений больниц;
  • 4000 километров дорог.

Это конечно же, не пять гиперлупов экс-министра инфраструктуры Омеляна. Но хоть что-то. 

«Большая стройка» Шмыгаля

С уходом в политическое небытие Гончарука туда же отправились его гиперпланы, что имеет совершенно четкое объяснение. Время летит быстро, и конец года не за горами. 100 школ и 100 детских садов необходимо будет предъявлять потрясенной общественности. Это объекты вполне конкретные, их никак не спрячешь за процентами.

Сегодня в рамках проекта «Большая стройка» делается акцент на дорожный ремонт, что следует признать абсолютно разумным и грамотным. Ремонт дорог наименее нагляден. Если вы едете по разбитой дороге, то это может означать, что все сразу сделать нельзя (особенно, когда 120 лет до этого вообще ничего не делалось), и где-то там, но не в вашем районе, водители уже едут по хорошей дороге.

О масштабе работ предлагается судить лишь о суммах выделенных средств.

Оные – следует признать, хоть и не особо впечатляющи по меркам развитых европейских стран, но больше, нежели выделялись за последние два года.

В 2018 году на ремонты дорог было выделено 40 миллиардов. В 2019 году – 55 миллиардов. И действовавший на тот момент премьер Гройсман тоже называл это одним из ключевых достижений, хотя далеко не факт, что последние были замечены водителями и пассажирами.

В 2020 году выделяются 112 миллиардов. Что, конечно же, производит впечатление, но тоже практически ни о чем не говорит.

Возможно, было бы честнее поставить конкретную задачу – строительство автобана европейского класса, например, от Харьков через Киев до Львова. Но в этом случае налогоплательщику, из кармана которого изъяли 112 миллиардов. Придется предъявить конечный результат.

Впрочем, тезис о 100 детских садах, 100 школах и 100 стадионах, возможно, по инерции еще недавно – в июле – повторял и президент Зеленский. Ценность подобных сообщений проверяется достаточно просто. Нужно назвать адреса. Школу и детский сад невозможно построить вообще. Их можно построить в конкретном населенном пункте по конкретному адресу. А с конкретикой у авторов «Большой стройки» дружба – виртуальная.

«Большая стройка» на Харьковщине

Как конкретно выглядит большая строка в Харьковской области, приблизительно иллюстрирует курьезная история с билбордом на обочине дороги Волчанск-Землянки. Плакат извещал автомобилистов, что дорога отремонтирована в соответствии с программой «Большая стройка», хотя покрытие оставалось разбитым. Дорожникам пришлось давать дополнительные разъяснения: отремонтирован лишь участок длиной чуть более двух километров. У налогоплательщиков и избирателей возникает закономерный вопрос: «Где заканчивается малая стройка и начинается большая?»

В Харькове есть не менее проблемные объекты, нежели дорога Волчанск-Землянка. Например, Краснопавловское водохранилище. Обмеление водоема чревато тем, что харьковчане и жители некоторых районов области останутся без водоснабжения. На прокачку воды из Днепра, по данным Харьковского горсовета, требуется 45 миллионов гривен, которые должны выделяться из госбюджета. Решение данной задачи – невесть какая «Большая стройка». Однако бесперебойное водоснабжение для жителей региона несколько важнее, нежели придорожные плакаты, извещающие о небывалых ранее свершениях.

Почему стройка большая?

Налогоплательщики и избиратели теряются: что считать большой стройкой, а что не очень? Каковы критерии?

Вернемся к предыдущему примеру. Два километра дороги – это уже большая стройка. А полтора? А километр? А просто латка на дороге? Ведь как любое тело состоит из молекул, а здание из кирпичиков, так и большая стройка состоит из латок, заплаток, подкрасок, перекрасок и подпорок. Одна латка на дороге – казалось бы, ничего. А миллионы латок по всей стране? Впечатляет? Во всяком случае, ничто не мешает рассуждать о так называемой «Большой стройке» именно таким образом.

Что большого будет построено в Харьковской области? (Как, собственно, и в целом по стране). Автобаны, мосты, скоростные железнодорожные магистрали, медицинские центры, научные институты? Нет ответа. Даже строительство хотя бы одного самолета на Харьковском авиазаводе уже можно было бы привязать к понятию «Большая стройка». Но – увы. Побывавший на прошлой неделе на заводе премьер-министр Шмыгаль ограничился лишь общими рассуждениями о важности самолетостроения как такового.

Посему же стройка в 2020 году называется большой, а в 2018-м, например, – нет? Ведь по факту никаких радикальных изменений в сфере инфраструктурного развития (по иной версии - упадка) не происходит. Впрочем, «папередники» тоже предпринимали попытки информационного паразитирования на теме большого строительства. 200 построенных заводов были одним из ключевых пунктов политической агитации 5-го президента. Сообщалось, что якобы на новых заводах создано полмиллиона рабочих мест, что, конечно же, не выдерживает проверку математическим способом. Численность рабочих на каждом предприятии должна была составлять 2 500 человек. В реальности большая часть «заводов» представляли собой предприятия, относящиеся в развитых европейских странах к сектору малого бизнеса с численностью работников от 10 до 40 человек и с инвестициями в несколько сотен евро. Но каким-то необъяснимым образом политтехнологи 5-го президента не додумались до использования термина «Большая стройка».

Как могла бы выглядеть большая стройка демонстрирует строительство метрополитена в китайском городе Гуйян – 25 станций за три года. Не густо. Но и не пусто. Что останется от эпохи «Большой стройки», сегодня сказать достаточно трудно. Не исключено, что даже в среде авторов проекта вряд ли кто-то сможет сформулировать по данному поводу хоть что-то относительно вразумительное.

Екатерина Павловская