Боливар не выдержит двоих

3210

Ряд задержаний и судебных разбирательств, фигурантами которых стали представители движения, объединяемое собирательным понятием «активистское», дали неслабый импульс обострению «зрадницько-переможних» информационных состязаний, поставив на повестку дня вопрос переформатирования взаимодействия между теми, которые, по определению классика, не могут, и теми, которые не хотят.

Едва схлынула активность колебаний воздушных масс в нижних слоях политической атмосферы по поводу закрытия то ли члена ВО «Свободы», то ли бойца батальона «Сич» (кажется, обе структуры заняли позиции крайней степени отмежевания) Гуменюка, подозреваемого в убийстве трех человек, в Одессе, правоохранительная машина заинтересовалась деятельностью лиц, участвовавших в кратковременном захвате здания, принадлежащего нардепу-мажоритарщику Кивалову. Арест командира батальона «Слобожанщина» Янголенко, якобы готовившего покушение на группу граждан во главе с министром внутренних дел Аваковым, накалил ленты новостей до предела. Но самым ярким информационным поводом стало сообщение о том, что Печерский суд закрыл на два месяца самого автора термина «Революція гідності» (по некоторым сведениям, данный политический бренд был придуман неким Юрием Сыротюком, которому инкриминируется участие в массовых беспорядках под стенами Верховной Рады 31 августа).

Череда скандальных происшествий спровоцировала у части участников общественно-политической дискуссии наступление критического момента, когда левое полушарие головного мозга категорически отказывается понимать правое. Идеологи эпохи политических перемен оказались неспособными дать четкие разъяснения, почему организация массовых беспорядков, нападение на сотрудников правоохранительных органов, захват частной собственности, еще полтора года считавшиеся нынешними правящими кругами проявлением активной гражданской активности уровня «герой», перекочевали в разряд преступлений, за которые светят неслабые сроки. 

С Михеилом в башке и с наганом в руке

Позиция по данному вопросу политиков, выброшенных во властные коридоры волной «народного гнева», кажется абсолютно безупречной, если взять специальные ножницы и отрезать события полуторагодичной давности.

«Я подчеркиваю, что если кто-то недоволен властью, он не должен брать гранату и идти на площадь, а должен идти на избирательный участок с бюллетенем. Для этого, собственно, выборы и придумали», – заявляет действующий президент. И наверняка иной исследователь аномальных явлений дорого отдал бы за то, чтобы увидеть при этом квадратные глаза «папередника».

Министр внутренних дел тоже не оставляет своим бывшим соратникам по баррикадным баталиям пространства для маневров, тесно увязывая думы об Украине с думами о порядке.

Промежуточным итогом очередной стадии активистского прозрения стало воззвание нардепа Яроша к гражданскому неповиновению с достаточно жесткими намеками на то, что сдерживать людей от вооруженного сопротивления становится совершенно невозможно.

В этой связи крайне показательным является выступление еще одного нардепа - Балоги, упоминание имени которого в связи с мукачевскими разборками можно считать косвенным подтверждением того, что эксперт в теме: «Смотрю на аресты активистов, майдановцев, АТО-шников, не могу понять, что происходит. Скажите, пожалуйста, друзья, вспоминает кто-то из вас, чтобы со сцены майдана заявляли, что после победы революции власть в первую очередь возьмется за «Правый сектор» и Автомайдан?»

Вряд ли человек, три года отсидевший в кресле главы секретариата президента, действительно далек от понимания сущности происходящего, однако угол зрения, под которым взирает на события радикальная часть активистского движения, он вычислил с точностью до минут. Величина данного угла настолько мала, что не позволяет рассмотреть закономерность того, что после победы революции именно революционеры и оказываются за решеткой (в лучшем для них случае). Примеры можно черпать прямо из школьных учебников, находящихся на сегодняшний день в открытом доступе. После свержения кровавой монархической тирании во Франции Робеспьер с помощью гильотины выпилил Дантона, а термидорианцы выпилили самого Робеспьера - и так до установления славного царствования гражданина Бонапарта. Примерно по такой же схеме развивались события и постсамодержавной России, проделавшей путь от красных ленточек на лацканах пиджаков членов Государственной думы до возгласов «Да здравствует товарищ Сталин» в исполнении старых большевиков у расстрельной стенки. Повесть о том, как поссорились Адольф Алоизович с Эрнстом Карловичем, в качестве исторической параллели проводить не станем, дабы никто не принимал подобное сравнение на свой личный счет.

Июльское восстание в августе

Говорить о том, что революция пожирает своих детей, в эпоху оголтелой толерантности было бы не совсем уместно. Поэтому сформулируем так: революция распределяет, кому из детей стоять в углу, а кому играться хорошими и красивыми игрушками. Как любят говорить циники, ничего личного.

Во все исторические эпохи политический Боливар оказывался слишком капризной лошадкой, чтобы таскать на спине двоих.

И как показывают события последних дней, время окончательной расстановки точек над «і» приближается со стремительностью санок, катящихся с пригорка.

Несмотря на прогнозы ряда политологов с футурологическими наклонностями, в лицах описывающих скорое пришествие человека с ружьем, шансы ныне действующего режима представляются пока более предпочтительными, учитывая уже наработанный опыт пошагового выпиливания или приведения к общему знаменателю друзей-соперников всех политических окрасов.

Шаг первый – легкий клинч с Виталием Кличко (наверняка отказ последнего от президентских амбиций стоил некоторых уговоров) перерос в тесные партнерские (в деловом смысле) объятия.

Второй шаг - коллективное выпиливание наиболее харизматичного глашатая майдана Тягнибока – стал прекрасной демонстрацией того, что практически любому из обоймы могут высказать большое человеческое спасибо в качестве прощальной фразы.

Далее последовали успешный поиск взаимопонимания с бывшим днепропетровским губернатором, перешедшим из патриотов первой категории на положение Троцкого украинской революции, а также выражение глубокой благодарности господину Наливайченко за острую и справедливую критику, определение четкого места действующего премьера в текущей конфигурации политического кубика Рубика и очень красивое извлечение из парламентского большинства в стиле «оно само» пана Вилымена и его друзей.

Радикалы – не кабинетные, баррикадные - могут противопоставить по большей степени опыт фанатских маршей и уличных столкновений в формате стенка на стенку, что не дает решительно никаких преимуществ, учитывая, что противник привлек на свою сторону достаточное количество бойцов с аналогичными навыками и аналогичной мотивацией.

Поэтому седьмым шагом, очевидно, станет зачистка политического поля от неконтролируемой части радикально настроенных элементов (вне зависимости от былых заслуг, и выяснения, чья правота правее, ведь реализация данного процесса предполагает, как мы уже выяснили, полное абстрагирование от «всего личного»). А это, в свою очередь, приведет к максимальной концентрации нитей управления кукольными фигурками в одних руках. Ибо, по закону жанра, победитель должен получить все.

Андрей Кравченко