Безтранзит-2020. Рост тарифов неизбежен

733

Держать фасон – один из распространенных приемов не только в «мире пацанов», но и в международной политике. Вячеслава Молотова, возглавлявшего международную политику совстраны в сталинскую эпоху, называли «каменной задницей» за то, что он мог пересидеть за столом переговоров кого угодно, не уступая занятых позиций. Андрея Громыко западные партнеры-соперники называли мистером «Нет». Главное изо всех сил делать вид, что результаты договоренностей волнуют тебя гораздо меньше, нежели оппонентов.

Итак, министр энергетики Алексей Оржель в эфире одного из телеканалов сделал ответственное (а какие еще могут исходить от министров) заявление о том, что страна полностью готова к прекращению транзита российского газа с 1 января 2020 года.

В качестве обоснования такой позиции министр предъявил факт накопления рекордного количества газа в подземных газохранилищах

Ранее «Укртрансгаз» сообщал, что по состоянию на 1 ноября в газохранилищах находится 21,8 млрд кубометров газа. И это самый высокий показатель, начиная с 2012 года.

Очевидно, министру советники не объяснили, что накопление газа и транзит газа разные темы, соприкасающиеся лишь по касательной.

Накопление газа – это сосредоточение газа собственной добычи и импортного для собственных нужд.

Транзит газа – это перемещение чужого газа от поставщика к потребителю за определенную плату (Сидоренко взял мешок картофеля у Петрова, перевез его пану Ковальскому и получил за это 10 долларов). К накоплениям картофеля в погребе Сидоренко эта сделка имеет опосредованное отношение).

Но лишний раз похвастаться рекордом не грех. Пусть даже и невпопад.

Для понимания того, каковы перспективы прекращения транзита и к каким последствиям это приведет, следует конкретизировать позиции сторон – украинского «Нефтегаза» и российского «Газпрома».

Почему возникла тема прекращения транзита?

Предыдущие главы Кабмина Арсений Яценюк и Владимир Гройсман заявляли о необходимости сохранения транзита газа по территории украинского государства, так как оплата за транзит составляла от 2 до 4 миллиардов долларов в год, что по нынешним меркам является для страны значительной суммой. Именно поэтому официальный Киев регулярно и настойчиво выступал против строительства второй ветки газопровода «Северный поток», который давал бы возможность транспортировать газ из РФ в Европу (в частности в ФРГ) по дну Балтийского моря, минуя территорию украинского государства.

С 1 января 2020 года завершается действие контракта на транзит российского газа по территории украинского государства. Если бы Германия с РФ успели к этому времени достроить СП-2, то вопрос о продолжении транзита сейчас вряд ли стоял бы. Но строительство не завершено. Бывшим партнерам пришлось вновь сесть за стол переговоров.

Требования «Газпрома»

Поставщик газа выдвигает два основных требования:

- продление контракта о транзите на один год (с расчетом, что за год газопровод по Балтике будет завершен);

- отказ от решения Стокгольмского арбитража, согласно которому «Газпром» должен уплатить «Нефтегазу» 2,56 млрд долларов.

Требования «Нефтегаза»

Совершенно очевидно, что ни первый, ни второй пункт, предложенный «партнерами», не устраивает Киев, в одном случае – по практическим соображениям, во втором – по принципиальным.

Заключение контракта на год означает, что транзит и будет сохранен всего на год.

Получение 2,56 млрд долларов от «Газпрома», даже несмотря на то, что руководство «Нафтегаза» уже выплатило себе премии в размере более 40 миллионов долларов, представляется крайне проблематичным. Но на территории украинского государства физически отсутствуют столь смелые и авторитетные политики, которые бы отказались от средств, даже существующих пока лишь в воображении.

Поэтому «Нефтегаз» требует:

- заключить контракт на транзит сроком на 10 лет;

- зафиксировать объемы прокачки на уровне на менее 60 млрд кубометров в год (при меньших объемах транзит становится нерентабельным);

- выплатить 2,56 млрд долларов.

В довесок «Нефтегаз» подал в Стокгольмский арбитраж новый иск на 12 млрд долларов. Компания требует задним числом пересмотреть тариф в сторону увеличения и истребовать компенсацию за прокачку меньших объемов газа, нежели оговорено в контракте. По прогнозам руководства «Нефтегаза», решения по данному иску могут быть приняты в 2021 году и, чем черт не шутит, могут снова оказаться в пользу «Нефтегаза». (Решение первого арбитража было принято в пользу «Нефтегаза» на том основании, что в Украине сложная экономическая ситуация. А улучшение последней к 2021-му представляется весьма проблематичным, так что еще какие-то деньги вполне можно отсудить – это не проблема. Как показал опыт, проблема в получении).

Кто заплатит за безтранзит?

Сторонний наблюдатель мог бы заметить, что при таких позициях сторон, договариваться вообще ни о чем не имеет смысла. И более чем велика вероятность, что в проигрыше окажутся обе стороны. Но «Нефтегаз» в данном случае выступает в роли бойца, который с гранатой бросается на вражеский танк: сам пострадает, но врага уконтропупит. Наибольшая сложность состоит в том, чтобы выдержать давление западных партнеров, которые заинтересованы получать газ в этом году через украинскую ГТС, а далее через «Северный поток - 2», в строительстве которого они принимают самое деятельное участие.

Сожалеть об утрате примерно 3 миллиардов долларов в год сегодня не имеет смысла, так как курс на обход территории Украины и поставщиками, и потребителями взят более чем решительный.

Ровно по той же причине не имеет смысла печалиться и о потере газотранспортной системы, ранее считавшейся одним из главных активов страны, и об окончательной утрате транзитного статуса. По факту эти позиции были утрачены после событий начала 2014 года, когда противоречия между властью украинского государства и северным соседом приобрели абсолютно непримиримый характер.  

Прекращение транзита заостряет еще одну проблему: псевдореверс российского газа уйдет в небытие, и газ действительно придется покупать в Европе, например в той же Германии, которая получит его от «Газпрома» по уже упомянутому «Северному потоку - 2».

Впрочем, ни «Нефтегаз», ни государственный бюджет ничего не потеряет от потери транзита. Отлаженный за последние 5 лет механизм повышения тарифов в значительной мере позволит законопатить образовавшиеся финансовые дыры. Иными словами, рост стоимости газа и коммунальных тарифов становится практически неизбежным. Определенная подготовительная работа Кабмином в данном направлении начата уже в наши дни. Например, право на получение субсидий поучат только те, чьи затраты на коммуналку превышают 20% общих доходов (ранее этот показатель находился на уровне 15%). Это позволит производить увеличение тарифов без расширения общего объема средств, выделяемых в качестве коммунальных субсидий.

Екатерина Павловская