Безтранш для Зеленского

916

Принятия закона о «продаже земли» и голосования в первом чтении за так называемый «антиколомойский закон» оказалось недостаточно для получения кредита от МВФ. Представители Международного валютного фонда «похлопали»  (виртуально, естественно, так как карантинные мероприятия предполагают минимизацию тесных контактов) по плечу исполнителей и предложили новую порцию условий.

Напомним вкратце, как развивались последние события.

30 марта на заседании Верховной Рады президент Зеленский открытым текстом сообщил, что:

а. МВФ выдвинул два условия - закон о земле и банковский закон;

б. подписание меморандума с МВФ для действующей власти является важным мероприятием.

Кто-то называет это утратой государственной субъектности, кто-то – спасением от краха (дефолта, кризиса социальной системы и прочих неприятностей).

Деньги на бочку или пробуйте еще

Несколько месяцев тому назад, в декабре 2019 года, Украина и МВФ договорились о новой программе расширенного финансирования (EFF) сроком на три года, объем программы — около 5,5 млрд долл. Однако по данной программе пока кредитов предоставлено не было.

Стимулируя народных депутатов к выполнению требований МВФ, глава государства вел речь о так называемом быстром транше в объеме 2 миллиарда долларов (56 миллиардов гривен, деньги совершенно ничтожные в масштабах страны, так как, по версии премьер-министра Шмыгаля, достаточной суммой для прохождения кризиса является сумма в 200 миллиардов гривен).

Но…

Предпринятых усилий оказалось недостаточно даже для получения столь небольшого кредита.

МВФ заговорил о новых условиях. В среде наиболее жестких критиков сотрудничества с фондом данные действия охарактеризовали формулировкой «помахали колбасой перед носом» (в иных вариантах – морковкой, так как колбаса основной части тружеников страны нынче явно не по карману).

Далее цитата:

«Мы приветствуем поддержку парламентом Украины в первом чтении законодательства, направленного на усиление основ реструктуризации банков, и ожидаем его окончательного принятия. Мы также ожидаем принятия изменений в бюджет на 2020 год, которые помогут властям дать ответ на чрезвычайные вызовы, стоящие вследствие COVID-19». (Представитель МВФ на Украине Йосту Люнгман).

Иными словами под крышечкой акционного прохладительного напитка вместо ожидаемых цифр 2 000 000 000 появилась надпись «Спробуй ще».

Зачем понадобился новый транш?

В течение первой пятилетки после радикальной смены внешнеполитической ориентации украинского государства понятие «транш» в среде управленческого класса приобрело некое сакральное значение.

Еще с 2016 года пятый президент Петр Порошенко начал осенять себя крестным знамением при упоминании МВФ.

Классикой жанра стала реплика Петра Порошенко, произнесенная 13 сентября 2016 года в Днепропетровске во время дружественного визита:

«Пусть Бог простит! Завтра, 14 сентября, у нас будет очередной один миллиард транша МВФ, который строит фундамент под наши реформы».

Бог, очевидно, не простил (или же ему столь мелочная мирская суета вообще малоинтересна), но на траншах фундамент реформ соорудить так и не удалось.

Согласно отчету НБУ, в 2020 году украинское государство должно выплатить рекордную сумму – 17 млрд долл. Причем, основная сумма долга – 13 млрд долларов, а еще 4 млрд долларов – проценты.

Государственный бюджет на 2020 год в доходной части принят на уровне 1,01 триллион гривен или где-то около 37 млрд долларов.

По долгам следует отдавать почти половину бюджета: 17 миллиардов – кредиторам.

Остается 20 миллиардов – на образование, здравоохранение, детские пособия, пособия по инвалидности и иные виды социальной помощи, суды, полицию, ГСЧС, вооруженные силы и еще многие десятки государственных функций.

Крайне любопытным является то, что пандемию коронавируса западные партнеры рассматривают не как повод для уступок (реструктуризация долга, списание части долга, отказ от получения процентов), а как отличную возможность для ужесточения требований. Но здесь, как говорят в Баскервиль-холле, nothing personal, it's just business.

Откуда должишки?

Информация, активно распространяемая в предвыборные периоды о том, что с 2014 по 2019 годы удалось резко сократить государственные долги, не подтверждается данными Минфина.

Над накоплением долгов с одинаковой степенью активности трудились все отечественные правительства:

В 2004 году Леонид Кучма передал страну Виктору Ющенко с внешним долгом более 14 миллиардов долларов.

В 2010-м Ющенко оставил стран с внешним долгом 26,5 миллиардов.

В конце 2013 года внешний долг составлял 37,5 миллиардов долларов.

В конце 2018-го – на закате пятого президентства – 50,5 миллиардов долларов.

Как можно заметить, величина внешних заимствований постоянно росла с параллельным сокращением возможности по данным долгам рассчитываться, а каждое новое правительство действовало по принципу «день простоять, да ночь продержаться». И нет решительно никаких оснований предполагать, что результаты получения нового транша, если таковое состоится, будут отличаться от результатов предшествующих периодов. Как в свое время говаривала Фаина Раневская, «деньги закончатся, а позор останется». В данном случае останутся долги, хотя и в несколько большем объеме.

Дмитрий Михайлов