Арест Президента Украины: миф или реальность?

4104

После 17 января могут произойти события, ранее на территории украинского государства не случавшиеся. Например, арест президента. Пока пятого. Но, как известно, президентское звание без всяких приставок «бывший» сохраняется пожизненно, так что впервые в истории независимой Украины именно президент может оказаться в СИЗО или под домашним арестом.

Пятый президент Петр Порошенко покинул страну 18 декабря 2021 года и анонсировал свое возвращение 17 января 2022-го.

В чем подозревают пятого президента?

Офисом Генерального прокурора Украины (ОГУ) выписано подозрение Петру Порошенко в совершении преступлений, предусмотренных статьями 111 (Государственная измена) и 258-3 (Содействие деятельности террористической организации).

В подозрении сообщается о том, что 4 ноября 2014 года Петр Порошенко созвал заседание СНБО, на котором раскритиковал контракт на поставку угля из Южно-Африканской Республики (ЮАР), считая данное топливо дорогим и некачественным (по версии прокуратуры, необоснованно). Топливо для украинских теплоэлектростанций, по утверждению следственных органов, покупали у предприятий, расположенных на территории отдельных районов Донецкой и Луганской областей. Последнее деяние в ОГУ считают госизмеой и содействием деятельности террористических организаций. По логике вещей, за подобные же деяния, если они действительно являются преступными, уголовному преследованию должны подвергаться, например, бывший секретарь СНБО Александр Турчинов, бывший премьер-министр Арсений Яценюк, руководители профильного министерства и топливно-энергетического сектора, а также руководители правоохранительных структур, которые обязаны были препятствовать совершению преступления, но не сделали этого. Однако подобного не происходит.

Краткая хронология последних событий

18 декабря 2021 года специалисты Государственного бюро расследований попытались вручить Петру Порошенко повестку с вызовом на допрос по делу о госизмене. Однако Петр Порошенко в сопровождении охранников сел в автомобиль и уехал. Вручение не состоялось.

18 декабря 2021 года Петр Порошенко покинул пределы украинского государства, улетел в Стамбул. Далее он обнаружился на территории Польши. Якобы у бывшего главы государства был запланирован дипломатический тур, хотя никакими официальными дипломатическими полномочиями последнего никто не наделял.

20 декабря 2021 года в ОГУ выписали подозрение Петру Порошенко в госизмене и содействии деятельности террористической организации.

24 декабря 2021 года в ОГУ подписали ходатайство об аресте пятого президента Украины. Указана сумма залога – 1 миллиард гривен.

6 января 202 года Печерский районный суд Киева по ходатайству прокуратуры наложил арест на имущество Петра Порошенко. Правда, арест не запрещает Порошенко пользоваться активами, запрещает лишь проводить с ними любые операции, например, продавать или дарить. Среди арестованных активов не оказалось кондитерской корпорации Roshen, что подтвердил журналистам сотрудник Офиса Генпрокурора Юрий Белкин. Данное предприятие и компании, связанные с ним, оказались в собственности сына пятого президента, бывшего народного депутата Алексея Порошенко.

В 2019 году пятый президент уже прибегал к подобной схеме - тогда он якобы переписал свой аграрный бизнес на сына. Алексей Порошенко получил "Укрпроминвест-Агро" и связанные с ним компании.

Состоится ли арест?

Аргументы за то, что арест Петра Порошенко состоится и или не состоится, – имеют примерно одинаковый уровень логичности. С одной стороны, правоохранители уже неоднократно начинали уголовные производства, в которых фигурировал пятый президент страны, и все эти дела завершались ничем. С другой стороны, президентские выборы уже отнюдь не за горами, предвыборная гонка по факту стартует уже в следующем году, а значит, расчистка (или зачистка – вопрос оценочных суждений) политического пространства становится все более актуальной.

Практика блокировки телевещателей, ассоциированных с лидером «Оппозиционной платформы – За жизнь» Виктором Медведчуком, и применение к последнему меры пресечения в виде домашнего ареста наглядно продемонстрировала, что частичная нейтрализация политических оппонентов методами революционной целесообразности вполне осуществима и не встречает препятствий как внутри страны, так и со стороны стратегических партнеров. Правда, применительно к пятому президенту существует одно «но». Ранее он демонстрировал способность собирать в свою поддержку визуально внушительную массовку, способную оказать психологическое воздействие на представителей центральных органов управления (среди ряда экспертов распространено мнение, что власть боится улицы, не всей, а наиболее радикальной части). Прибытие Петра Порошенко одновременно станет проверкой его способности организовать хотя бы несколько сотен человек в свою поддержку.

Порошенко - главный конкурент?

Сторонники пятого президента заявляют о применении к патрону механизма политических репрессий. Правоохранители напротив требуют не политизировать ситуацию, настаивая на исключительно уголовном характере дела.

Политического масла в огонь разгорающегося костра криминального преследования добавляют данные последних социологических исследований, проведенных в конце 2021 года Фондом "Демократические инициативы" имени Илька Кучерева и Центром Разумкова. По версии социологов, во втором туре уже побеждает предшественник. Правда, пока с неубедительным счетом - 50,1% против 49,9% среди определившихся с выбором. Но симптом – более чем тревожный для президента шестого, чей рейтинг при отсутствии признаков оздоровления социально-экономической ситуации в стране вряд ли будет укрепляться. Впрочем, тактика борьбы в известным «злом» может оказаться стратегически ошибочной. Убирая известных конкурентов, провластный кандидат на предстоящих выборах может автоматически расчистить поле для новых «новых лиц», которые могут оказаться еще более опасными конкурентами именно в силу малого политического опыта. Такие соперники лишены груза ответственности за низкоэффективную деятельность старого политикума. Как показал опыт выборов 2019 года, такое тоже бывает.

Опыт демократических стран

Уголовные преследования бывших первых лиц государства (и даже действующих) – далеко не новость в политической истории. Карл Стюарт и Людовик Бурбон под номером 16 вообще лишились голов в прямом смысле слова. Но воспользуемся более свежими примерами.

Посадки бывших руководителей в странах западной и восточной демократий – дело ординарное.

Один из самых знаменитых диктаторов ХХ столетия Аугусто Пиночет последние восемь лет своей жизни провел под прессингом правоохранительных органов Чили и Испании по обвинениям в коррупции, организации похищений людей и убийств.

В 2018 году бывшего президента Южной Кореи Пак Кын Хе признали виновной в разглашении государственной тайны, вымогательстве, злоупотреблении властью и получении взяток. Изначально срок заключения составлял гигантские по украинским меркам 30 лет. Правда, для кореянки все завершилось более-менее благополучно. Впоследствии срок сократили до 22 лет. А в конце 2021 года и вовсе отпустили по амнистии.

Стоит отметить, что в Корее вообще не особо церемонятся с бывшими (хотя и без фанатизма). В 1996 году бывший президент Чон Ду Хван был приговорен к смертной казни по обвинению в коррупции, взяточничестве и захвате власти. Затем приговор был заменен на пожизненное заключение. Но вскоре Чон Ду Хван был помилован и отпущен из тюрьмы. Правда, его семья все еще выплачивает 370 миллионов долларов, которые суд счел украденными у государства.

В том же 1996-м к 22-м годам лишения свободы по тем же обвинениям был приговорен еще один президент Южной Кореи Ро Де У. Но вскоре также последовало помилование.

В 2020 году бывшего президента Кыргызстана Алзамбека Атамбаева признали виновным в коррупции. Наказание - 11 лет и 2 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества.

В марте 2021 года суд приговорил бывшего президента Франции Николя Саркози к году тюрьмы и двум условно по делу о коррупции, злоупотреблении влиянием и причастности к нарушению тайны следствия. В сентябре того же года суд накинул еще год за превышения установленного законом лимита расходов на избирательную кампанию.

В августе 2021-го бывшего вице-канцлера Австрии Хайнца-Кристиана Штрахе признали виновным во взяточничестве. Правда, приговор оказался детским – 15 месяцев (не лет) условно. В украинском государстве более суровое наказание бывает за похищение пакета с продуктами из супермаркета.

Это лишь незначительная часть примеров, как бы намекающая, что достижение даже самых заоблачных высот власти далеко не всегда является иммунитетом от уголовного преследования. Ведь практически во всех цивилизованных государствах власть имеет один существенный недостаток – она не бывает вечной, а напротив, как правило, очень быстро заканчивается.

Екатерина Павловская