300 «депутанцев», или Имитация реформ

1175

Четырех месяцев представителям движения «новых лиц» в парламенте хватило для того, чтобы хорошенько осмотреться по сторонам и сказать самим себе: «Нас слишком много».

В Конституционный Суд полетел законопроект о сокращении количества депутатов. 17 декабря КС рассмотрел проект закона о депутатском урезании и сказал: «Rourquoi pas». Вернее, была использована деловая и юридическая терминология, но сути это не изменило. Депутатов можно сокращать. А резкая активизация работы по переписыванию основного закона указывает на то, что изменения численного состава Рады становится вопросом чисто техническим.

Идея о сокращении численного состава депутатов далеко не новая. Она возникла едва ли не на второй день после избрания первой 450-мандатной Рады. В 2000 году желание второго президента продемонстрировать опору на народные массы вылилось в проведение единственного известного в истории страны референдума, на котором массы высказались за сокращение состава законодательного собрания именно до 300 персон.

Но, судя по всему, «новые лица» пытаются взвалить на себя нелегкое бремя реализации всего того, что в свое время не смогли продвинуть старые (отмена моратория на продажу сельхозземли, принятие одного из «диктаторских законов» о регламентации преследования СМИ, отмена депутатской неприкосновенности).

Зачем надо сокращать депутатов?

Основной вопрос, который мог бы возникнуть у представителя ответственного электората (но почему-то не возникает): а, собственно, зачем?

Депутатам не хватает стульев? Но за правое дело принято стоять, а не сидеть. Депутатам не хватает кнопок? Как показывает широко распространенная практика кнопкодавства, кнопок часто гораздо больше, чем присутствующих персон.

Повысит ли сокращение депутатского корпуса эффективность работы парламента? Не факт. Если те самые 300 прекрасных нардепов уже в Раде, то ничто не мешает им проводить любые полезные решения, используя конституционное большинство. Если качество депкорпуса – низкое, то с чего же вы взяли, что при сокращении количества будет избрано нечто более высокого качества?

Приведет ли сокращение депкорпуса к экономии государственных средств? Тоже не обязательно, так как обязательно поднимется вопрос о прибавке жалования народным слугам, так как служба у них тяжелая, а витамины, необходимые для восстановления сил, дорожают с каждым днем. К тому же стоит учитывать, что содержание нардепов – отнюдь не самая козырная статья расходования государственных средств. Для примера, фонд заработной платы 200 представителей управленческого аппарата предприятия «Укрзалізниця» составляет 600 миллионов гривен. Или в среднем 250 000 гривен в месяц на одного работягу управленческого цеха. О таком приварке нардепы и даже министры пока не могут мечтать (если не считать, конечно же, возможную коррупционную составляющую).

Ранее продвигаемая в массовое сознание формула «было 45 миллионов человек – требовалось 450 депутатов, стало 30 миллионов человек, требуется 300 депутатов» - условно говоря, вообще ни о чем. Просто потому, что она не имеет никакого отношения к объективной ситуации.

Во-первых, было не 45 миллионов, а 52 миллиона.
Во-вторых, население страны отнюдь не 30 миллионов. Только в списки избирателей было внесено около 30 миллионов человек. Плюс 7 миллионов детей – уже получается явная нестыковка.

То есть, даже если принять необходимость сокращения, возникает вопрос: почему 300? Почему не 200, не 100?

Ответ можно найти только в исторических аналогиях. Спартанцев было 300 и депутатов пусть будет столько же. Для созвучия их даже можно переименовать в «депутанцев».

(Можно было в принципе оттолкнуться и от иных аналогий – 38 попугаев, 26 бакинских комиссаров, Белоснежка и семь гномов. Но надо же и грядущим поколениям политиков оставить шанс проявить себя)

Почему народу это понравится?

Несмотря на то, что за народных депутатов голосуют десятки и сотни тысяч приличных и уважаемых граждан, отношение к избранникам сформировалось не то чтобы уж очень негативное, но – повышенно настороженное.

Народный депутат иногда (не всегда) воспринимается населением как:

  • коррупционер (отсюда большая популярность акта снятия неприкосновенности);
  • личность низких морально-этических качеств;
  • персона, склонная к жульничеству;
  • человек, живущий не по средствам;
  • низкоэффективный государственный менеджер, дармоед и так далее, и тому подобное.

То есть в высших слоях провластного политикума уже давно созрело понимание, что идея сокращения депутатов может зайти в народные массы на ура, а, следовательно, ничто не мешает проведению данного типа преобразования со всеми признаками псевдореформы.

На что следует обратить внимание избирателю?

Наверняка на ближайших выборах сокращение депутатов будет преподноситься в качестве одного из магистральных достижений. Здесь для ответственного (но мягкосердечного) избирателя главное не впасть в соблазн и не поддаться на уговоры в стиле «Ты посмотри, сколько много мы для тебя сделали». Чтобы избежать этого, следует проводить четкую разграничительную линию между целью и средством. Например, подписание соглашения об Ассоциации с ЕС – это не цель, это средство. Если соглашение привело к росту уровня жизни, оно имеет вес. Если нет, то это просто череда бесполезных телодвижений. Безвиз – это не цель, это всего лишь удобный способ пересечения границы. Если у человека нет денег для путешествий, то безвиз ему не поможет. Отмена депутатской неприкосновенности – это не цель, так как избирателю абсолютно все равно, какими правами пользуется некто, ему важно, как это обстоятельство влияет на расширение его собственных возможностей.

Сокращение депутатов тоже не может быть целью. Поэтому, если в преддверии волеизъявления представитель сектора партийной агитации и пропаганды, ударяя себя кулаком в грудь энергично, но не до синяков, вдруг скажет: «Мы сократили количество депутатов», можете смело снова вставлять свои наушники в уши и продолжать слушать Мика Джагера (ну, или Боба Марли, по этой позиции пока существует право абсолютного выбора без квот и штрафных санкций).

Екатерина Павловская