Легализация игорного бизнеса. Кому это выгодно

1969

Верховная Рада приступила к рассмотрению законопроекта о легализации игорного бизнеса. 30 июня народные избранники рассмотрели 120 поправок. На «второй день свадьбы» осталось еще порядка 3 000. Понятие «турборежим» уже практически исчезло из депутатского сленга, но, как можно заметить, задачи, которые парламентарии ставят перед собой, по-прежнему велики. Во всяком случае при желании они могут быть отнесены к системообразующим (как вариант, системоразрушающим).

Не факт, что это самая актуальная на сегодняшний день проблема, но одна из наиболее доступных для понимания широкого круга избирателей. Поэтому попробуем рассмотреть, насколько обоснованными являются некоторые из популярных аргументов «за» и «против».

Напомним, игорная деятельность была поставлена вне закона в 2009 году. Спустя одиннадцать лет законодатель предлагает отменить запрет. Как и в первом случае, обществу предлагается развернутая система аргументации.

Если нельзя победить, надо возглавить

Один из наиболее часто встречаемых аргумента в среде сторонников легализации игорной деятельности – запреты ничего не дают, игорный бизнес все равно действует, только подпольно.

С точки зрения формальной логики – это один из самых шатких и нелепых аргументов. Существует значительный перечень явлений, которые существуют, несмотря на запрет: кражи, грабежи, управлениями транспортными средствами в пьяном виде, нанесение телесных повреждений, коррупционная деятельность, рэкет рейдерство, бандитизм и так далее. Следует ли сделать вывод о необходимости легализации данных явлений? Очевидно, что широкое распространение перечисленного выше указывает в первую очередь на неэффективность правоохранительной системы. И вряд ли более.

Доходы в бюджет: миф или реальность?

Аргумент номер два – легализация игорного бизнеса увеличит поступления в бюджет.

В этом, собственно, не может быть никаких сомнений. Главный пункт – цена вопроса.

Идея легализации игорного бизнеса – далеко не нова.

Премьер-министр (теперь уже бывший) Алексей Гончарук оценивал потенциальные дополнительные доходы в 2-2,5 млрд грн. Министр финансов (тоже бывший) Оксана Маркарова называла сумму в 9 млрд грн.

Некоторые медиа со ссылкой на директора союза букмекеров Вадима Мисюру указывают цифру – 4-5 млрд гривен в год. Несколько меньше.

В общем, четкого понимания, какие деньги крутятся в колесе рулетки и за карточными столами, нет.

По версии лидера фракции «Слуга народа» Давида Арахмии, в 2020 году доходы госбюджета от игорного бизнеса должны составить 7 миллиардов гривен (то есть по факту, за полгода). И именно такие доходы заложены в бюджет.

Деньги даже для украинского госбюджета незначительные (хотя и принцип «курочка по зернышку клюет» еще никто не отменял).

Например, только за первый квартал таможня не додала к плану порядка 20 миллиардов гривен. Если данные темпы будут сохранены, то размер образовавшейся к концу года дыры составит 80 миллиардов. Есть реальный стимул в первую очередь «легализовать» поступления от пошлин и сборов.

Все флаги в гости будут к нам?

Аргумент – номер три. Легализация игорного бизнеса будет способствовать развитию туризма. Стесненные запретами на азартные игры европейцы, а также жители стран Азии, Африки и Латинской Америки направятся в страну стройными рядами. Наплыв желающих будет столь велик, что потребуется строительство сотен гостиниц и ресторанов, открытие новых вокзалов и аэропортов. Столица игорного бизнеса плавно переносится в условные Васюки, которые автоматически переименовываются в Нью-Монте-Карло.

Согласитесь, где-то вы такое уже читали. Но парламентарии, очевидно, нет. Возникновение фантазий стимулируется не только незнанием математики, но и незнанием классической литературы.

Хотя, казалось бы, чего уж проще собрать потенциальных организаторов игорного бизнеса и задать конкретный вопрос: «Кто готов создавать новый Лас-Вегас?» Лес рук? Или же дело ограничится будками с компами и «элитарными» казино для господ средней руки из бессмертного романа Гоголя?

Бог с ним с иностранцами, кто из отечественных толстосумов, страдающих игроманией, готов променять Монако на отечественный продукт? Иными словам, кто готом пересесть с «мерседесов» на продукцию отечественного автопрома? Еще один лес рук?

Сколько должны проигрывать украинцы?

С гораздо большим успехом можно предположить, что местными игроками, помимо некоторых средних успешных бизнесменчиков, имеющих возможность тратить кое-какие деньги на пустые забавы, в основном будут те, кто готов снять и поставить на кон последнюю рубашку. Не станем живописать картины, истекающие слезами доведенных до нищеты и отчаяния семей игроманов. Мы – не лирики, мы – математики. Попробуем предположить, сколько должны проигрывать простые украинцы, чтобы в бюджет поступало 7 миллиардов за полгода, то есть 14 миллиардов в год.

Налоги – это лишь часть прибыли. Даже если государство будет отбирать у организаторов игорного бизнеса половину прибыли. То есть бизнес должен получить как минимум 28 миллиардов. Но мы также знаем, что прибыль – это доходы минус расходы. Вряд ли содержание казино, игровых залов, зарплаты работников отрасли, оплата коммунальных услуг и так далее составит менее половины доходов. Итого, затраты и прибыль – это 56 миллиардов.

По разным оценкам, половина отечественной экономики пребывает в тени, и нет никаких оснований предполагать, что игорный бизнес будет исключением. Следовательно, еще 56 миллиардов уйдет на тень.

То есть, чтобы удовлетворить аппетиты депутатов, мечтающих о гипердоходах в бюджет от игры, простым гражданам страны следует напрячься изо всех сил и проиграть каких-то 112 миллиардов в год.

Согласимся, что данные показатели крайне условны. Не факт, что в игорной сфере вращаются такие деньги. Важен механизм. Деньги, которые будут собраны в государственный бюджет, появятся не в результате организации сложных производств, а в результате отъема у части населения страны части их денег (при этом напомним, что среднестатистический украинский гражданин является беднейшим в Европе).

***

Результаты всех ранее затеваемых реформ показывают, что такая сфера деятельности как прогнозирование в управленческой среде находится на самом низком уровне. А для того, кто не в состоянии составлять прогнозы есть станинный дедовский способ – метод тыка. Один регион, вызвавшийся в качестве подопытного добровольцем, в течении двух-трех лет мог бы показать, что конкретно дает легализация игорного бизнеса: потоки денег в бюджет и развитие инфраструктуры или же стремительный рост преступности и углубление социального провала.

Дмитрий Михайлов