Осеннее обострение языкового вопроса. Харьковские хроники

1346

Электоральная народная примета. Заговорили о «языковой проблеме» - значит, предвыборное противостояние накаляется.

В эпицентре страстей внезапно оказался Харьковский городской совет, к которому подан иск во Львовский окружной суд по поводу неотмены регионального статуса русского языка. Вопросы в стиле «Где Львов, а где Харьков?» в контексте современных политико-лингвистических борений мало уместны, так как революционные времена для того и придуманы, чтобы небывалое становилось бывалым. Обращение в суд частного лица, имя которого ровным счетом ничего не говорит широкой аудитории, стало логичным продолжением решения Львовского облсовета о запрете публичного использования русскоязычного культурного продукта на территории области. А так как понятие культуры в современном мире является размытым, то запрет, судя по всему, касается абсолютно всего русскоязычного контента, возможно, помимо устной речи, что тоже далеко не факт. Буквальное исполнение данного решения предполагает полное исключение русского языка на телевидении, радио, в печатной продукции, а так же изъятие всех русскоязычных книг из общественных библиотек и библиотек в учебных заведениях, или же запрет на выдачу данных книг читателям. По-иному подобное решение исполнить будет невозможно.

Официальная трактовка - «Установить мораторий на публичное использование русскоязычного культурного продукта в любых формах на территории Львовской области до момента полного прекращения оккупации территории Украины». Ущемление прав части граждан страны в отместку агрессору с точки зрения формальной логики выглядит как избиение собственного дедушки, чтобы досадить соседу, утащившего со двора поросенка. Но упираться в логику в современном политическом поле столь же нелепо, сколь требовать упорядоченности от космического хаоса.

Пребывавший в момент принятия исторического решения на территории региона гарант Конституции игнорирование областными властями, как минимум, трех статей основного закона – 10, 22 и 68 – решил оставить без внимания, очевидно, чтобы не портить людям праздник. 

 

Для справки.

Статья 10, абзацы 3, 4, 5: «В Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского, других языков национальных меньшинств Украины.

Государство содействует изучению языков международного общения.

Применение языков в Украине гарантируется Конституцией Украины и определяется законом».

Статья 22: «Права и свободы человека и гражданина, закрепленные настоящей Конституцией, не являются исчерпывающими. Конституционные права и свободы гарантируются и не могут быть упразднены.

При принятии новых законов или внесении изменений в действующие законы не допускается сужение содержания и объема существующих прав и свобод».

Статья 68, абзац 1: «Каждый обязан неуклонно соблюдать Конституцию Украины и законы Украины, не посягать на права и свободы, честь и достоинство других людей».

 

Формальным основанием для подобного рода исков служит отмена Закона «Об основах языковой государственной политики», который Конституционный суд признал неконституционным в феврале 2018-го. Отмена данного закона стала одним из первых актов Верховной Рады после отстранения от власти четвертого президента Януковича еще в феврале 2014 года. Однако тогда парламентарии совместно с и.о. главнокомандующего Турчиновым включили заднюю, и в течение последующих четырех лет закон продолжал быть конституционным. Данный факт как бы намекает на то, что конституционность-неконституционность закона носила ситуативный характер, а следовательно, имеет отношение не столько к правовому полю, сколько к политической целесообразности.

Напомним, что законом «Об основах языковой государственной политики» предусматривалось признание языков региональными, если на них разговаривает 10% населения той или иной области.

Что касается регионального статуса русского языка в Харькове, то таковой формализовался еще в марте 2006-го, аккурат накануне местных и парламентских выборов еще во времена мэрства Владимира Шумилкина. Впрочем, попытка поэксплуатировать языковую тематику оказалась малорезультативной: Шумилкин достаточно убедительно проиграл на выборах, что одновременно стало и финалом его политической карьеры.

В августе 2012-го сессия харьковского горсовета еще раз признала русский язык региональным. Аналогичное решение в те же сроки принял и Харьковский областной совет.

Русский язык также был признан региональным в восточных и южных регионах страны.

После упразднения Закона «Об основах языковой государственной политики» начался «парад» отмены региональных статусов.

В июле 2018-го Николаевский окружной административный суд признал недействительным решение областного совета о предоставлении русскому языку статуса регионального.

Прокуратура Донецкой области планирует лишить русский язык статуса регионального в Донецкой области.

Поэтому удовлетворение иска Львовским окружным судом можно прогнозировать процентов на 100.

Дать внятные разъяснения, чем отмененный «языковой закон» не угодил принципам реализации гражданских прав и свобод, представители политического бомонда категорически не в состоянии. Но для того и придуманы суды, чтобы принимать решения после которых протестовать уже бессмысленно, а недовольным остается лишь развести руками. К тому же, все более распространяющееся увлечение изучением языков и стремительный рост эмигрантских настроений (если верить заявлениям отечественного МИДа, в Закарпатье происходит массовое добровольное получение венгерских паспортов местным населением) как бы намекают на все большее равнодушие различных групп населения к внутриполитическим процессам. Граждане, владеющие негосударственными языками, смело смогут причислять себя к носителям тайного знания, что вполне способно потешить их самолюбие и укрепить чувство собственной значимости, примерно как чтение фотокопий «Архипелага ГУЛАГа» представителями диссидентских кругов в застойные времена.

Поэтому гораздо любопытнее, каким образом языковое обострение может отразиться на ходе избирательного процесса.

С учетом уплотнения праворадикальной риторики в исполнении президента можно предполагать наличие у последнего неких чаяний выжать толику пользы из нагнетаемых межгрупповых противоречий.

Вариант номер один – креативный штаб главы государства настолько уверен в выходе патрона во второй тур, что решил насыпать немного рейтинговых очков условному представителю юго-востока. Осеннее языковое обострение может обеспечить выход во второй тур такого кандидата, к которому будет прикреплен ярлык представителя сил реванша. Окончательная победа такого претендента невозможна ни при каких условиях, даже если за него проголосует 100500 процентов. Правда, реализация столь тонкой комбинации в рамках стратегической операции «Второй срок» связана с высокими рисками, так как действующий главнокомандующий сам повис на тонкой рейтинговой нитке, способной оборваться в любой момент.

Провал операции "Антисовок", или Шпаргалка для кандидата

Вариант номер два – обострение «языкового вопроса» не позволит действующему главе государства нарастить рейтинговый жир к моменту решающей схватки.

Стоит напомнить, что, согласно исследованиям аналитического объединения "Кальмиусская группа", отмену закона о региональных языках объединительным мероприятием считает всего 17% опрошенных. А посему оскудение рейтинговой копилки претендента на второй срок за счет сужения электоральной базы на юге и востоке неизбежно. При этом даже вышеозначенные 17% действующему президенту придется разделить с иными кандидатами, способными с не меньшим пафосом педалировать праворадикальные идеи. С этой точки зрения «львовский языковой взрыв» стоит рассматривать в качестве неплохо продуманной спецоперации, направленной на окончательный порыв позиций главнокомандующего, даже если сам он полностью уверен в обратном.

Дмитрий Михайлов