Тайна госдолга, или Кто мешает хорошему премьеру

752

Согласно старинной народной поговорке, хорошему танцору мешает патефон. В отечественной политике роль универсальной помехи выполняют "папередники". Вряд ли отыщется хоть одно из правительств, глава которого взял всю ответственность на себя или хотя бы воздержался от заявлений, что до него пять, десять, пятнадцать, двадцать лет ничего не делалось, и вот только при нем все началось.

Если бы премьер Гройсман прервал существующую политическую традицию, то он бы не нашел понимания  ни среди широкого круга телезрителей, уже обкатавших формулировку "и этот такой же, как и все", ни среди коллег-политиков, которые видят себя в ипостаси наступников, готовых с не меньшим азартом высечь предшественника за тупость, бездарность и организационную беспомощность.

Справедливости ради стоит отметить, что ныне действующий глава правительства держался достаточно долго, как минимум, первый год своего премьерства, сваливая все на неких популистов, до тех пор, пока сам не начал забываться и городить "нью-васюки" из рассказов о средней заработной плате в 1000 евро и экспорте газа собственной добычи к 2020 году.

Отсутствие сколь-нибудь осязаемых позитивных результатов деятельности Кабмина подтолкнуло к поиску новых (хорошо забытых старых) отговорок, в сочинении которых отечественный политикум никогда не испытывал больших затруднений.

В результате родилась следующая формула, которая усилиями премьера начала активно продвигаться в массовое сознание:

«В период 2005-2013 гг. Украина накопила долгов более 50 миллиардов долларов. Почти годовой бюджет страны. Послужили эти средства развитию страны? Нет. Они легли непосильным бременем на плечи каждого из нас. И сейчас мы ищем возможности выплатить эти долги и снизить нагрузку. Мы ведем непростые переговоры с Международным валютным фондом. Но критическим условием сотрудничества является корректировка цены на газ для потребителей».

Посредством достаточно безыскусного жонглирования цифрами предпринимаются попытки формирования крайне упрощенной картины мира, что является вполне удовлетворительным лишь для той части электоральной массы, которая патологически неспособна к самостоятельному произведению операций с числами, состоящими больше чем из одного знака. Но «политическая арифметика» даже при максимальной гибкости методологического аппарата все-таки является наукой точной.

Итак, рассмотрим показатели, которыми оперирует глава Кабмина.

Государственный долг страны к 2007 году составлял 14,1 млрд долларов.

К 2010-му – уже 40,6 млрд долларов. Премьеры Юлия Тимошенко и Виктор Янукович нарастили долг на 26,5 млрд долларов.

К 2014-му – 73,2 млрд долларов. Премьер Азаров увеличил долг на 32,6 млрд долларов.

И только премьеры Яценюк и Гройсман вели себя максимально ответственно, так как госдолг в 2017 году составил 76,3 млрд долларов.

«Потрясающий» на первый взгляд эффект достигается за счет навязывания аудитории мысли о том, что кредиторская задолженность – это абсолютное зло. Что далеко не так.

При этом авторы «отмазки» используют лишь часть существующих показателей.

О чем премьер Гройсман предпочитает скромно помалкивать?

К примеру, о том, что в мире существуют десятки стран, имеющих значительно более серьезные долги, но при этом они в разы более успешные, чем Украина.

Например, в сентябре 2017-го государственный долг США превысил 20 триллионов долларов. За время президентства Барака Обамы (2008-2016) он вырос на 4 триллиона, но пока никто не слышал от Трампа рассказов о нерасчетливых «папередниках».

Государственный долг Японии составляет 8,78 триллиона долларов.

Государственный долг Германии – в районе 2-х триллионов евро. (Правда, Ангеле Меркель практически не на кого кивать, так как она командует «бундесрепубликой» уже 13 лет.)

Из долгов никто не делает гиперпроблемы, поскольку значение имеет не величина долга, а способность его обслуживать. Правительство Гройсмана пока, пусть и в завуалированной форме, расписывается в собственной неспособности обслуживать долги. Возникает вопрос: почему? Ответ могут подсказать иные показатели. Например, соотношение государственного долга к внутреннему валовому продукту.

В 2009 госдолг составлял 34% по отношению к ВВП.

В 2013-м – 40%.

В 2017-м – 72%.

Для понимания на бытовом уровне это выглядит примерно так. Долг по кредиту у сантехника Петренко 80 долларов при заработной плате 200. Долг учительницы Сидоренко 70 долларов при зарплате 100 долларов. Бомж Василий вообще не имеет долгов при доходе в 10 долларов. Даже без произведения арифметических вычислений можно заметить, что «финансовое положение» сантехника Петренко гораздо предпочтительнее, хотя его задолженность выше.

Скромные возможности по обслуживанию долга обусловлены и резким сокращением размера годового государственного бюджета.

Также премьер не рассказывает о том, что государственный долг состоит из внешнего и внутреннего. И по наращиванию внешнего долга правительства Яценюка-Гройсмана ровным счетом ничем не отличаются от «папередников».

С 2009 до 2013 года внешний долг вырос с 26,5 млрд долларов до 37,5 млрд долларов, то есть на 11 млрд долларов.

С 2013 по 2017 годы – с 37,5 млрд долларов до 47,5 млрд долларов, то есть на 10 млрд долларов.

Разницу между 10-ю и 11-ю вряд ли можно назвать принципиальной.

Правительства Яценюка и Гройсмана производят внешние заимствования не менее ударными темпами, нежели "папередники".

Правительство Азарова производило активные заимствования на внутреннем рынке. Внутренний долг с 2009-го по 2013-й вырос более чем на 22 млрд долларов. Реализация госпрограмм одновременно стимулировала развитие отечественных финансовых институтов, которые зарабатывали на предоставлении займов. Почему правительство Гройсмана, алчущее кредитов, не осуществит заимствования внутри страны без условий, которые выдвигает МВФ? Вариантов не особо много: либо внутренние кредиторы не доверяют правительству, либо правительство вышло из доверия внутренних кредиторов.

Вишней на торте является конечная цель кабмина, глава которого категорически выступает против кредитования, – получение нового кредита. На своей странице в фейсбуке премьер отрапортовал о договоренности с МВФ о предоставлении нового кредита в размере 3,9 млрд долларов в течение 14 месяцев.

Как можно заметить, при ближайшем рассмотрении агитационно-пропагандистская конструкция "папередники назанимали, а наступники отдают" рассыпается. А противодействовать подобному развалу можно лишь двумя способами: либо изобретать более убедительные доводы, либо запретить свободное хождение калькуляторов.

Дмитрий Михайлов