Похороны Гройсмана, или Премьерская многоходовочка

677

Вместо эпиграфа

«Ребята. Мы радость хотели доставить вам»

(Пацак Би, к/ф «Кин-дза-дза», 1986 год)

 

В преддверии неотвратимо приближающихся выборов премьер-министр Владимир Гройсман заговорил о политическом самоубийстве с особой настойчивостью. С точки зрения стороннего наблюдателя, привыкшего оперировать принципами формальной логики, повышение цены на газ для населения – это последний гвоздь в коленку правительства, которое и так никуда не идет и даже топтание на месте изображает без особого энтузиазма. Но дочка крымского офицера оказалась бы права и на этот раз: не все однозначно. Ведь если вы увидели человека, стоящего на табуретке, то это еще не означает, что он решил повеситься. У него огромное количество ходов. Он может вкручивать лампочку, убирать паутину из угла, или готовиться совершить прыжок с целью нанесения шумового удара по соседям снизу. В общем, при наличии сноровки и фантазии даже из такого положения можно разыграть нехитрую многоходовочку.

Выступая на заседании Верховной Рады премьер Гройсман, решил валявшийся на боку уже более года вопрос поставить ребром. Одно из интернет-изданий, слегка перебрав с канцелярским стилем, сформулировало премьерскую задумку следующим образом: «Премьер намерен провести консультации с лидерами фракций по поводу возможных сценариев урегулирования вопроса о цене на газ».

Случилось это в пятницу 13-го, очевидно для того, чтобы любители элементов мистики тоже не остались без «сладкого».

Перебивающаяся не только хлебом, но и зрелищами электоральная масса застыла в ожидании сцены из триллера о банкротстве банкира с разлетающимся фонтанными брызгами окном небоскреба, из которого выпадает джентльмен в неприлично дорогом для эпохи кризиса костюме и с криком – в нашем случае «Популисты не пройдут!» - валится на мостовую. Всего этого, конечно же, не произойдет, так как бытующее в среде экспертного сообщества поверье о том, что повышение цены на газ, а как следствие и на коммунальные услуги, поставит крест на политических перспективах Гройсмана, пока не находят фактического подтверждения. Например, в мае 2018-го Центр Разумкова и Фонд «Демициативы» зафиксировали премьерский рейтинг на уровне 2,2%, что не позволяет планам об автономном политическом плавании пробиться сквозь оболочку области воображаемого. (Именно для таких случаев министр Аваков, не факт, что придумал сам, но ввел в политический обиход жесткое и достаточно точное определение «влажные фантазии»). Для того, чтобы раскрутить персону без харизмы и революционного бэкграунда потребуются серьезные деньги, для получения которых необходимо иметь уж очень нескучное лицо. Но наличие последнего пока не наблюдается. Все очень скучно, сыро, не подготовлено и заквашено на фокусах из школьной самодеятельности.

Поэтому, ввязавшись в борьбу за кредит в 1,9 миллиарда долларов, повисших на крюке невыполненных требований МВФ, премьер Гройсман как гипотетический субъект политических игрищ ровным счетом ничего не теряет в силу мизерабельности индивидуального политического веса. При этом деньги на горизонте маячат немалые. И есть достаточно весомые основания подозревать, что для существующего правительства данный транш окажется последним, а, следовательно, его желанность возрастает в разы. Тем более, что для получения вышеозначенной некруглой суммы нужна сущая малость: как выражается сам премьер, «поиск справедливой цены» на газ для населения. В премьерской трактовке – это повышение цены для населения с 7 000 гривен до цены для промышленных потребителей – 10 000 гривен. И все это должно пройти под лозунгом выравнивания цен. По логике среднестатистического обывателя есть еще один способ выравнивания – по нижнему уровню, то есть до 7 000 гривен. Но правительству нужны деньги. И это единственная внятно сформулированная причина очередной попытки отжима части средств у населения. Все остальные пока не выдерживают проверку ни фактажом, ни логикой.

Тема «экономически обоснованной цены» разбивается о статистические данные.

Руководитель «Публичного аудита» Максим Гольдарб обнародовал данные «Укргаздобычи», согласно которым в 2017 году на территории Украины было добыто 21 млрд кубометров газа, из которых 16 млрд кубометров было израсходовано на нужды населения. Себестоимость отечественного газа находится на уровне 1000 гривен за тысячу кубометров. После налоговых начислений - 2500, что и соответствует столь популярному в правительственной ложе понятию «экономически обоснованная цена». Заявления о необходимости формирования «рыночной цены» еще более далеки от объективной реальности, так как в Украине не существует никакого газового рынка. Рынок предполагает наличие нескольких компаний, предлагающих однотипные услуги, чего на данный момент не наблюдается.

Существует также немалый соблазн оттоптаться на новой аргументационной схеме, изобретенной премьером Гройсманом, в соответствии с которой повышение цены на газ должно спасти население от катастрофы и нищеты. На первый взгляд, данная формулировка звучит совершенно идиотическим образом, примерно как фраза: «Отберите у коровы сено, чтобы она не сдохла от голода». Однако необходимо учитывать, что премьер не имеет высшего политтехнологического образования (а по некоторым слухам, вообще никакого), а поэтому для него даже продуцирование аномального контента гораздо выигрышнее, нежели констатация реального положения вещей. И прежде чем швыряться в первого министра камнями, следует ответить на вопрос: «А что он должен был сказать?» Что правящий кабинет в действующем составе не в состоянии справляться с присущими ему функциями – привлечением инвестиций, стимулированием бизнесактивности, расширением внешнего и внутреннего рынка, минимизацией теневого сектора, исключением фактора нецелевого расходования средств и так далее, и тому подобное. То есть забить вышеупомянутый ржавый гвоздь не в коленку, а прямо в голову.

Конечно же, никакие руководители фракций под повышением цены на газ не подпишутся, так как их политическим силам (пожалуй, кроме «НФа»), в отличие от полумифической «партии Гройсмана», в выборах участвовать предстоит. «Таскать каштаны из костра» для премьера, который никому ни брат, ни сват, ни кум, ни сосед, охотники вряд ли найдутся. Поэтому, что самое неприятное для главы Кабмина, - ответственность придется брать на себя. Но и кое-какие плюсы из массы очевидных минусов (следуя пресловутому математическому правилу) сложить тоже возможно. Например, можно окончательно обвалить остатки рейтинга действующего президента по принципу «помер Максим, да и Бог с ним». А так как глава государства вознамерился идти на второй во что бы то ни стало, то «принципиальность премьера» открывает неплохие возможности для торгов, начиная с так называемого повышения социальных стандартов накануне выборов и заканчивая премьерским портфелем, который даже в эпоху безденежья и бездорожья хоть чего-нибудь да стоит.

Дмитрий Михайлов