План "Антигвардия" и Сыроед

688

Что представляет себе среднестатистический соотечественник, столкнувшийся с понятием "гвардия" вне всякого контекста?

Попробуем предположить, что ему видится старая наполеоновская гвардия – суровые бойцы в высоких медвежьих шапках, вступающие в бой в самую ответственную минуту и неизменно приносящие победу.

Возможно – белая гвардия. Булгаковская, слегка ленивая, не в меру интеллигентствующая, и состоящая местами из благородных офицеров, готовых пустить себе пулю в голову по всякому поводу, а лучше того – без всякого повода. Или же идущая стройными рядами по простыне кинотеатра с афишой "Чапаев", чеканящая шаг в такт барабанному бою и ведомая карикатурным полковником обязательно с сигарой в зубах.

Возможно – боевая гвардия из знаменитой серии Стругацких о приключениях Максима Камерера, которая живет как один человек, марширует, как один человек и скандирует речевки как один человек.

Далеко не факт, что возникают именно подобные ассоциации, но предположить можно.

Отечественная национальная гвардия под управление министра внутренних дел Авакова за краткий срок своего существования еще не успела стать настолько рельефным историко-литературным образом. И можно предположить, что новые изменения в действующем законодательстве, касающиеся Национальной гвардии, направлены именно на закрепление роли и места данной институции в жизни общества.

Тоже далеко не факт. Но тоже – можно предположить, несмотря на заявления лидеров оппозиции о перекосах в смысловом наполнении демократических процессов, которые может привнести с собой законопроект № 6556 "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усовершенствования правовых основ деятельности Национальной гвардии Украины".

Если попытаться соответствовать чеховским канонам таланта, то о законопроекте следует сказать лишь то, что он являет собой решительную попытку расширения прав, полномочий и сферы деятельности НГ, а именно предоставить ей некоторые функции, присущие полиции и службе безопасности.

Предлагается включить НГ в число органов, которые имеют право:

- составлять протоколы об административных правонарушениях,

- обеспечивать доставку задержанных,

- производить личный досмотр и осмотр вещей,

- принимать участие в прекращении массовых беспорядков,

- участвовать в борьбе с терроризмом.

Во второй статье закона "О Национальной гвардии Украины", регламентирующей основные функции НГ, появляется крайне важное дополнение.

Было: "защита конституционного строя Украины, целостности ее территории от попыток изменения их насильственным путем".

Стало: "защита конституционного строя Украины, целостности ее территории и государственной власти от попыток их изменения или захвата насильственным путем".

Во времена "папередников" подобную норму, скорее всего, назвали бы диктаторской. Но время вносит свои коррективы.

Эта же статья дополняется предложением: "охрана органов государственной власти, важных государственных объектов, перечень которых определяется Кабинетом Министров Украины".

И так далее. И тому подобное.

Не исключено, что одной из целей предлагаемых изменений является возможность задействовать НГ для разгона будущих массовых акций. Проект был разработан еще в июне, что указывает на чрезвычайную прозорливость авторов, уже тогда как бы предвидевших прорыв государственного кордона в исполнении лишенного украинского гражданства экс-губернатора Одессы Михеила Саакашвили. Данная акция наглядным образом продемонстрировала, что полиция и пограничники являются крайне ненадежным препятствием на пути такого мощного "политического ледокола", как бывший президент Грузии, уже имеющий удачный опыт сноса власти революционным манером.

Не менее закономерным является и то, что в авангарде противников законодательных новаций оказались представители системной оппозиции, которым отнюдь не улыбается перспектива соприкосновения во время массовых акций с батальонами НГ вместо полисменов. 

Отсюда, собственно, вытекает совершенно убийственное для организаторов разгона будущих массовых акций предложение нардепа Сыроед вывести нацгвардию из подчинения МВД и передать ее ВСУ. Реализация данного проекта, скорее всего, означала бы проведение в жизнь плана "Антигвардия", то есть растворение того, из чего пытаются создать некую силовую элиту, в размытой и традиционно не особо высоко мотивированной армейской массе. Во всяком случае, опыт предыдущих революций самым наглядным образом продемонстрировал не только полную неспособность, но и полную моральную неготовность армии к участию в подавлении массовых движений.

Дмитрий Михайлов