Недоотставка прокурора. Для чего, для кого?

509

Лень и неизобретательность – два, если не главных, то весьма заметных качества современных отечественных политиков. А патологическая тяга к агитационно-пропагандистским штампам и клише выдает отсутствие каких-либо признаков наличия драматургического дарования.

Очевидно, не придумав иных вариантов для проникновения в информационное пространство, генеральный прокурор Юрий Луценко решил сделать с парламентской трибуны заявление об отставке.

"Подаю в отставку Президенту Украины, и вы в парламенте должны рассмотреть этот вопрос. Вы должны сделать это на протяжении этой недели...", - заявил глава ГПУ 6 ноября, выступая в Верховной Раде во время обсуждения вопроса о создании Временной следственной комиссии по "делу Екатерины Гадзюк".

Напомним, что бывший советник херсонского городского головы Екатерина Гандзюк скончалась в одной из киевских больниц 4 ноября. Тремя месяцами ранее, 31 июля, на нее было совершено нападение – неизвестный облил кислотой. По подозрению в организации и совершении данного преступления задержаны пятеро бывших участников АТО.

Откликом на кончину пострадавшей стали выступления гражданского актива в ряде городов страны под общим лозунгом "Кто заказал Екатерину Гандзюк?"

Нескольких нардепов предложили создать в парламенте Временную следственную комиссию, против которой Юрий Луценко выступил в столь категорической форме, что совместная жизнь (в фигуральном, конечно же, смысле) главного прокурора страны с парламентариями оказалась как бы под угрозой. И, конечно же, был бы хоть какой-либо повод пить валерьянку, если бы не одно "но"…

История драматургии, в том числе и политической, знает не одну сцену ухода: и с громким хлопаньем дверей до осыпания штукатурки, и со страдальческой миной на лице усугубленной заунывно-протяжной репликой "Я устал, я ухожу", и с демонстрацией уязвленного достоинства в стиле бородатого анекдота "Злые вы люди, уйду я от вас…" И то, что генеральный прокурор избрал последний, самый мелодраматический вариант, отнюдь никак не выделяет его из общего ряда "уходильщиков".

Традиционно не впадая в крайние варианты категоричности, попробуем на уровне предположений сформулировать ответы на вопрос "Что имел в виду генеральный прокурор?".

Генеральный прокурор осознал низкую эффективность своей работы. Маловероятно, так как нет таких сфер жизнедеятельности, в которых Юрий Луценко не был глубоким профессионалом.

Сдали нервы. Современные политические разборки достигают такого уровня истеричности, что сохранять каменное лицо было бы непросто даже шевченковскому бюсту в парламентских кулуарах. Все – на взводе.

Наконец, легкий шантаж. Прием не совсем рыцарский, но позволяющий урвать кое-какие политические дивиденды в виде формального "вотума доверия". На бытовом уровне это выглядит примерно так: кормилец с потертым чемоданом, из которого торчат концы наспех уложенных рубах и галстуков, прорывается к входной двери, а его с истошными криками "Не пущу" и "Папа, не уходи" пытаются удержать за ноги волочащиеся по полу члены семьи.

Заявление об отставке с поста генерального прокурора по первому подвернувшемуся поводу имело бы практический смысл с прицелом, например, на премьерство. Изгнание Владимира Гройсмана из кабмина накануне президентских выборов можно было бы засчитать хоть за какую-то попытку поправить рейтинговые позиции безнадежно увязшего в середине турнирной таблицы претендента на второй срок. Трюк тоже далеко не новый - в одной из сопредельных стран в стародавние времена во время стрелецких бунтов с царского крыльца в толпу сбрасывали пару наиболее оскандалившихся бояр, и народное негодованье утихало. Отставленный с премьерского поста ныне действующий глава кабмина унес бы с собой часть негатива, связанного с повышением тарифов, ростом цен, экономической стагнацией, деградацией социальной сферы, запредельными зарплатами руководителей госпредприятий и малопривлекательным поведением членов кабмина в публичной плоскости. Лучший претендент в новые премьеры помимо прославившегося громкими разоблачениями (хоть и не доведенными до судебных приговоров) генпрокурора Луценко вряд ли сыскался бы. К тому же, с приближением выборов кадровый дефицит в президентском окружении по мере перехода сторонников в лагеря оппонентов будет ощущаться все острее. Однако подобный вариант развития событий  оказался для президентско-прокурорской команды слишком смелым.

Впрочем, и сколь-нибудь заметных репутационных приобретений ложная тревога вряд ли принесет. Скорее даже напротив. Хотя нарушение принципа "мужик сказал – мужик сделал" в политической среде давно стало нормой жизни, демонстративное его несоблюдение по-прежнему не приветствуется. То, что на сигнальном голосовании за отставку высказалось всего 38 депутатов, еще могло бы расцениваться в качестве позитивного для "отставника" результата. Если бы не еще одно "но". В голосовании приняли участие менее 160 депутатов (173 нардепа из присутствовавших в зале голосование проигнорировали), что как бы намекает: на отсутствие серьезного отношения в депутатской среде к выступлениям Юрия Луценко с парламентской трибуны.

Дмитрий Михайлов