Когда повышение тарифов приносит радость

672

Как показывают социальные эксперименты последних лет, проводимые постреволюционными правительствами, адаптивные возможности человека если и не безграничны, то чрезвычайно хорошо развиты. К одному из наиболее ярких подтверждений данной концепции вполне следовало бы отнести новое повышение коммунальных тарифов, которое в виде подарка под елку ожидает харьковчан с 1 января грядущего года.

Намедни прошли общественные слушания, участники которых поддержали повышение тарифов, что могло бы считаться диссонансом со здравым смыслом, если бы социальный мазохизм за последние несколько лет не утвердился в качестве нормы жизни.

В абсолютных цифрах явление, которое «популисты» называют тарифоцидом, а оптимисты ценой за некоторые неосязаемые ценности, выглядит следующим образом.

Отопление:

- для абонентов жилых домов со счетчиками - 1541,37 грн./Гкал (сейчас - 1307,39 грн./Гкал, повышение - на 17,9 %);

- без счетчиков - 39,42 грн. за 1 кв. м (сейчас - 33,44 грн. за 1 кв. м, повышение - на 17,9%).

Горячее водоснабжение:

- при условии подключения полотенцесушителей к системам горячего водоснабжения - 94,03 грн. за 1 куб. м (сейчас - 80,71 грн. за 1 куб. м, повышение - на 16,5%);

- без полотенцесушителей - 87,13 грн. за 1 куб. м (сейчас - 74,85 грн. за 1 куб. м, повышение – на 16,4%).

 У представителей общественного актива возник лишь гневный вопрос: а почему на 17,9%, в то время, когда министр соцполитики Рева «обещал» на 16%, словно в избыточных двух процентах и заключена вся мощь социальной несправедливости.

Еще с десяток лет назад представители городской общественности активно судились с городскими властями на тарифной почве, когда в октябре 2006 года во времена мэрства Михаила Добкина была установлена цена на отопление 4,16 грн. за квадратный метр жилплощади, на горячее водоснабжение – 8,72 грн. метр кубический. Совершенно смешные по нынешним временам цифровые показатели вызывали… скажем так, абсолютно неподдельное негодование горожан. В качестве представителей истцов интернет-хроники сохранили, возможно, ничего не говорящие современной аудитории имена эксперта в сфере ЖКХ Евгения Соловьева и активиста Игоря Рассохи, позже время от времени возвращавших тарифную тематику в актуальную повестку дня в эфирах оппозиционных телеканалов.

Очень популярной темой в конце 2006-го на волне повышения тарифов была организация общегородского референдума по вопросу об отставке тогдашнего городского головы Добкина (действующий мэр Геннадий Кернес в то время занимал пост номер два в местном самоуправлении – секретаря городского совета). Инициатором выступал ныне почти забытый, а в те времена достаточно известный местный бизнесмен Владислав Протас. Мероприятие так и не состоялось, но творческий порыв был налицо.

С тех пор традиция подавать в суд на городские власти по поводу повышения тарифов была практически утрачена.

Хотя медиа-эксперты могут припомнить совсем недавние (образца 2017 года) судебные тяжбы местного актива с горвластью по поводу установления памятника на площади Свободы, что как бы намекает на возвращение приоритета столь популярных при совках моральных ценностей над материальными.

Подобной битвы за тарифы в залах судебных заседаний ныне ожидать не приходится. В качестве причины можно было бы назвать отсутствие политического запроса. Но для подозрений кого-либо в политической заангажированности решительно нет никаких оснований. Следовательно, нужно рассмотреть иные версии: социальная апатия; выработавшаяся за 4 года привычка жить хуже; наличие куда более негативных примеров в непосредственной близости.

Возвращение в информационное пространство популярной при ранних большевиках доктрины о постижении радости бытия через неимоверные бытовые трудности призвано сформировать у широких народных масс устойчивое представление о том, что жить плохо – это нормально.

К примеру, президентский тезис о том, что дешевый газ бывает только в Москве (хотя ранее политическими союзниками действующего гаранта Арсением Яценюком и Александром Турчиновым распространялась информация о том, что дешевый газ – в украинских недрах) была подхвачена экспертами попроще.

Наиболее красочно идею необходимого страдания сформулировал в одном из телеэфиров бывший министр по вопросам ЖКХ Алексей Кучеренко:

"Коллеги, я в своё время успел объездить и СНГ, и опыт Еревана, который год целый просидел в холоде, и Тбилиси с буржуйками, и Софию, и Бухарест – это цена отрыва. Понимаете, любой отрыв от пуповины всегда болезненный. Я понимаю одно: за независимость надо чем-то платить, в том числе диверсификацией источников, в том числе ценами. Какие-то жертвы должны быть, любая независимость так достигалась, почитайте историю".

Поминание ереванского опыта – весьма симптоматично. В начале 90-х электричество в городе подавали на один час в день. Зимой жители домов по очереди паяльными лампами и факелами разогревали канализационные трубы. Пищу готовили на электропечах на заводах и фабриках, куда электричество подавалось. Как повествуют местные поверья, за билеты на самолет в столицы стран СНГ отдавали квартиры (впрочем, подобная дешевизна жилья наблюдалась и в шахтерских городах в Украине в середине 90-х, когда однокомнатную квартиру можно было приобрести от 500 условных единиц). И, собственно, ничего страшного – кое-как выжили.

На территории современной Украины безотопительный вариант пока в тестовом режиме начинает проходить испытания в некоторых населенных пунктах. За окном 14 ноября, а жители трех городов страны вообще не получают отопления.

В Шепетовке Хмельницкой области проживает более 40 тысяч человек. В городе Смела Черкасской области – около 70 тысяч человек. И, наконец, на родине одного из перспективных претендентов на кандидатство в президенты Владимира Зеленского – городе Кривом Роге – более 630 тысяч человек. То, что ранее рассматривалось бы не иначе, как ЧП всеукраинского масштаба, ныне трактуется в качестве некоторой недоработки местных властей, которые и должны разгребать проблему самостоятельно, а не разгребут, то и ладно.

Вице-премьер по вопросам ЖКХ Геннадий Зубко сообщил широким народным массам буквально следующее:

"Ответственность будет на городских головах за то, что они не вовремя сделали и сегодня морозят людей. Государство обязательно вмешается в эту ситуацию. Но мы хотим, чтобы каждый выполнял свою работу. Сегодня ни в кабинете премьер-министра, ни у вице-премьера нет крана перекрытия вентиля".

По сути, вице-премьерские выкладки можно рассматривать в качестве некоего вольного пересказа Салтыкова-Щедрина: "Уродится хлебушек – хорошо, а не уродится – мужику и помирать не впервой".

Так что в рамках популярной в современных условиях парадигмы "Могло быть и хуже" повышение тарифов вообще следует воспринимать как наименьшее из зол. Грозились повысить стоимость газа на 60%, но неимоверными усилиями до вздутия вен на шеях удалось обеспечить социально ответственное повышение только на 23,5 – уже есть повод возблагодарить представителей эффективного менеджмента на уровне земного поклона. Какое-никакое тепло подают, хотя могли бы этого и не делать – а это уже серьезный социальный прорыв. Даже отсутствие горячей воды в части жилого фонда тоже можно трактовать с точки зрения победы тотального позитива: эту услугу не придется оплачивать по запредельным ценам. Правда, пользуясь электронагревателями, придется по не менее запредельным ценам оплатить услуги облэнерго. Но это, как говорится, совсем другая история. Городская власть за электроэнергию не отвечает. В конце концов, можно и потерпеть. Хронисты позднего средневековья утверждают, что королева Испании Изабелла, проживавшая в конце XV века, мылась всего два раза - при рождении и в день свадьбы. И это никак не уронило ее королевское достоинство…

Екатерина Павловская