Харьков или Харкив

1380

Вместо эпиграфа

«Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью»

(из сборника афоризмов «Гомо антисоветикус» Вагрича Бахчаняна)

 

Еще несколько лет назад по просторам интернета прокатилась широкомасштабная дискуссия о том, как правильно писать: Сандра Балок или Сандра Булок. «Битва за правду» разделила активных пользователей не менее, нежели жителей Лилипутии технология разбития вареных яиц.

Если верить философам, утверждавшим, что история развивается по спирали, ситуация повторилась: спустя годы проблема правильного написания всплыла на принципиально новом уровне.

Министерство иностранных дел совместно с Центром стратегических коммуникаций "StratCom Ukraine" развернуло онлайн-кампанию "#CorrectUA". МИД предложил иностранным средствам массовой информации принять усилия для корректировки правописания города Киев (#KyivNotKiev).

Спустя буквально несколько дней была одержана первая победа.

5 октября министр иностранных дел Климкин сообщил, что британская компания ВВС использовала правильный вариант написания названия украинской столицы на английском языке – Kyiv, вместо используемой ранее формы Kiev. Разница, как можно заметить, особенно для англоязычного читателя, разительна. Пересмотр философии транслитерации имеет отношение не только к одному понятию, на что намекнул министр, не без сожаления отметив, что, например, до Одессы у ВВС руки еще не дошли. Там по-прежнему употребляют вариант Odessa, с двумя «s» вместо одной.

Климкин в виду повышенной персональной загруженности не обратил внимания, что google-переводчик тоже уже перестроился и использует названия городов, расположенных на территории украинского государства, в обновленной транслитерации. Правда, частично.

Kharkiv (уже не Kharkоv, но все еще не Нarkiv), Bohodukhiv, Zolochiv, Ternopil, Lviv. Но почему-то Sevastopol, Simferopol, Dnepr или Dnieper, что представляется как явный непорядок.

На многих прочих языках мира также используется старые формы.

 

На примере Харківа это выглядит примерно так:

Белорусский – Харкаў,

Болгарский – Харков,

Греческий – Χάρκοβο,

Итальянский – Kharkov,

Нидерландский – Kharkov,

Румынский – Harkov,

Русский – Харьков,

Чешский – Charkov,

Польский – Charków,

Литовский – вообще, Charkovas

 

То есть перестроились далеко не все.

Влияние на литовских, польских, греческих или голландских партнеров МИДа в вопросе пересмотра транслитерации так и может остаться нулевым, поскольку не заметно никаких ответных шагов лингвистической лояльности. В соответствии с предложенной Климкиным логикой, иностранные государства также вправе ожидать, что их географические понятия будут транслитероваться в соответствии с принятыми у них традициями: не «Велика Британія», а «Грейт Брітн», не «Сполучені Штати», а «Юнайтід Стейтс», не «Шотландія», а «Скотленд», не «Німеччина», а «Дойчланд», не «Фінляндія», а «Суомі», не «Краків», а «Кракув» и так далее.

Иначе у партнеров может возникнуть вопрос: «Мы вам все, а вы нам что?»

Отечественные же средства массовой информации, имеющие иноязычные версии – русскоязычные, англоязычные, франкоязычные – можно обязать использовать грамотную, с точки зрения МИДа, транслитерацию в приказном порядке принятием соответствующих законов или подзаконных актов.

В частности новый закон «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» предусматривается, что установлением правил транслитарации и транскрибации будет заниматься Национальная комиссия по стандартам государственного языка.

Тогда в русскоязычных версиях харьковских изданий новостные сообщения, по логике отечественного МИДа, могли бы звучать следующим образом:

«Где в Харкиве отключили воду (список адресов)»,
«В Валкивськом районе торжественно открыли автобусную остановку»,

«В Богодухиве собрали рекордный урожай патисонов»,

«В Чугуйиве депутаты поют перед заседаниями»,

«В Зачэпыливке построили станцию Hyperlooр».

На первый взгляд, подобная топонимическая метаморфоза кажется невероятной. Но для того и придуманы эпохи перемен, чтобы доселе невиданное становилось нормой жизни.

Екатерина Павловская