Демоны контрреволюции. За что не любят пенсионеров

1046

Появление официального Киева в очередном рейтинге между двумя африканскими странами – отличный повод оппозиции всех оттенков и не только серого потыкать носом правящую часть политических элит в их истинное место на геополитической карте мира, хоть и камуфлируемое евроинтеграционной лозунговщиной.

72-е место, занятое в списке лучших стран для комфортной пенсии между Алжиром и Анголой, как бы намекает (всего в рейтинге американского издания US News и бизнес-школы Wharton и BAV Group указано 80 позиций, хотя справедливости ради стоит отметить, что в мире порядка 200 государств).

Конечно же, Африка – уже давно не та, то есть, представлять ее черной дырой планеты могут по большей части политики с крайне узким кругозором, рискуя при этом с большой долей вероятности сесть в калошу. По уровню ВВП на душу населения и Алжир, и Ангола превосходят показатели, которых достиг действующий кабмин Гройсмана. Тем не менее, 72 место – показатель крайне высокого уровня дискомфорта, испытываемого местными пенсионерами.

Оценивая состояние отечественных пенсионеров, традиционно принято говорить о крайне незначительном материальном обеспечении данной категории граждан. По версии кабмина, размер средней пенсии составляет 2446 грн. или 73 евро. Для сравнения в далеко не самой развитой стране Евросоюза, соседней Польше средняя пенсия находится на уровне 345 евро – в 4,7 раза выше.

"Пенсионная реформа", по версии инициаторов, призвана несколько повысить размер пенсионного обеспечения, однако произойти это должно за счет фактического увеличения пенсионного возраста и резкого сокращения количества самих пенсионеров. Поэтому данный вопрос стоило бы отнести к теме отдельного обсуждения.

Фактором номер два, заметно ухудшающим условия существования отечественных пенсионеров, является их погруженность в атмосферу тотальной ненависти и травли, сформировавшейся за последние несколько лет. Общество сформировало целый пакет стереотипов, демонизирующих лиц пожилого возраста и характеризующих данную категорию граждан как один из наиболее мощных источников всех социально-политических неприятностей.

Враг общества номер два

Повод для нелюбви номер один: пенсионеры – плохие избиратели. Коррупция, профессиональная беспомощность управленческого класса и низкий уровень политической культуры – плод деятельности пенсионеров, так как это именно они выбирают плохих депутатов. Хуже того, именно эти "демоны контрреволюции" являются плодотворной почвой для произрастания сил реванша, хотя еще никому не удалось найти хотя бы пресловутые десять отличий "папередников" от "наступников". Как следствие – разгоняемые по информационному пространству идеи о лишении пенсионеров избирательных прав.

Никакой статистики, демонстрирующей распределение политических симпатий по возрастным категориям, не существует. То есть невозможно определить, чьими усилиями были избраны "хорошие" депутаты и президенты, а чьими – "плохие". Тем не менее, на президентском сайте неоднократно регистрировались предложения о лишении пенсионеров права голоса. Наиболее известным апологетом этой идеи стал телеведущий Гордон. А в 2013-м один из представителей ныне растворившегося в правящей коалиции УДАРа даже собирался готовить соответствующий законопроект.

Повод для нелюбви номер два, плавно вытекающий из первого: пенсионеры не платят налоги. Кстати, именно поэтому их опять же следует лишить избирательных прав. При этом практически никогда не упоминаются безработные, работники теневого сектора, получающие деньги в конвертах, получатели коммунальных субсидий, налоги которых покрывают едва ли пятую часть получаемых социальных подачек, и госслужащие, также не создающие добавочной стоимости.

Повод для ненелюбви номер три: пенсионеры пользуются льготным проездом. Именно из-за этого они забили весь городской транспорт, сократив жизненное пространство представителей иных возрастных категорий. Предположения, что некоторая давка в транспорте – это следствие нехватки подвижного состава, только усугубляет положение пенсионеров. Ведь это именно они согласно "поводу для нелюбви номер один" выбрали плохую власть, не способную к решению транспортных проблем.

На том, что пожилые люди заседают в поликлиниках, останавливаться уже вряд ли стоит. "Медицинская реформа", если она будет внедрена в соответствии с первоначальным замыслом, отрежет пенсионеров от специализированных медицинских услуг, то есть дышать станет полегче. Не исключено, что это же и посодействует в решении проблемы "долгожительства", положенной в основу очередного публичного ляпа в исполнении министра соцполитики Ревы, который пытался объяснить дефицит пенсионного фонда тем, что пенсионеры живут слишком долго. По версии министра, до 80-85 лет. Конечно же, министр хотел как лучше, но в виду крайне незначительной способности к грамотному формулированию политических месседжей получилось как всегда. Кроме всего прочего, и приведенная им числовая информация далека от современных реалий. Средняя продолжительность жизни в Украине, по различным данным, 68-71 год (на уровне Мьянмы и Лаоса, то есть в Азии, что, по оценкам местного политического бомонда, звучит менее удручающе, нежели "в Африке"). То есть возраст 80-85 лет – явление крайне далекое от понятия "массовое".

В конечном итоге, все потоки негатива в адрес пенсионеров сливаются в один магистральный месседж: пенсионеры – это прошлое страны, следует думать о будущем. Этот хоть и примитивный, но от того более доступный массовому сознанию стереотип, своей популярностью обязан слабой способности масс к пониманию очевидных вещей: ни у одного члена сообщества нет и не будет никакого иного будущего, кроме достижения пенсионного возраста. Против существующих законов природы у человечества пока крайне мало аргументов. Не исключено, что в отдаленном будущем (и судя по всему, не в нашем районе) ученые, работающие по методу профессора Преображенского, создадут более жизнестойких гомункулов. Но это, как говорится, будет уже совсем другая история.

Екатерина Павловская