Дело Зайцевой-Дронова. Кто пойдет «паровозом»?

12096

Все, что позавчера казалось очевидным, вчера было неоднозначным,  сегодня становится запутанным и загадочным.

Старт рассмотрения знаменитого «Дела Зайцевой-Дронова» в суде по существу пока что служит тому наглядным подтверждением.

Напомним, что 17 октября прошлого года на пересечении площади Конституции и переулка Мечникова автомобиль «Фольксваген», за рулем которого находился 53-летний предприниматель Геннадий Дронов, столкнулся с автомобилем «Лексус» под управлением 20-летней студентки Харьковского национального университета Елены Зайцевой. После столкновения автомобиль Зайцевой изменил траекторию движения и вылетел на тротуар. В результате погибло шесть человек.

В первые часы и даже дни в массовом сознании сформировалась относительно простая схема происшествия: девушка-мажор, мчавшаяся со скоростью более 100 километров в час на красный свет светофора, вылетела на тротуар и убила шестерых человек (пятеро погибли на месте, один скончался в больнице).

Например, в ФБ-посте комментатора резонансных происшествий нардепа Геращенко, которого нередко позиционировали как советника министра внутренних дел, водитель «Фольксвагена» даже не фигурировал.

«Задержанной грозит от 5 до 10 лет лишения свободы. Ей также придется жить всю свою жизнь с пониманием того, что ее действия привели к гибели шестерых ни в чем не повинных харьковчан», - сообщал комментатор. Спустя два дня после трагедии он сообщил, что «Лексус», оказывается, «участвовал в гонках по мирному вечернему Харькову». Зайцева была арестована. Никого не арестовать было совершенно невозможно, так как городская общественность, привыкшая выражать собственное мнение в предельно резкой форме, была напряжена до предела. Но…

8 ноября дело начало постепенно приобретать совершенно иной оборот. Суд арестовал Геннадия Дронова, что, конечно же, может заметно облегчить участь второго фигуранта.

27 декабря последовало сообщение, которого вообще мало кто ожидал: полиция открыла дело против автошколы, где училась Зайцева. А это как бы автоматически снимает часть вины с водителя транспортного средства, который был введен в заблуждение относительно собственных навыков вождения.

Сам собой растворился в пространственно-временном континууме еще один автомобиль, который якобы участвовал в уличных гонках, а ведь его водитель мог бы пролить совершенно иной свет на картину происшествия. Несмотря на якобы подтверждающие факт уличных гонок видеозапись, активно распространяемую пользователями сетей, данная версия исчезла так же внезапно, как и появилась.

То есть по мере расследования клубок фактов и улик вопреки формальной логике затянулся еще туже.

На заседании 1 марта выяснилось, что пятеро из 12 пострадавших согласились взять деньги от матери Зайцевой в размере 50 тысяч гривен каждому, что фигурирует в обвинительном акте как смягчающее обстоятельство. Вернее, как смягчающее обстоятельство для одного из фигурантов дела. Так как любое смягчающее обстоятельство в пользу одного подсудимого по факту является удушающим фактором для другого.

Еще более неприятным обстоятельством для Дронова является то, что в обвинительном заключении скорость "Лексуса" резко снизилась. Если ранее в публичном пространстве фигурировали данные о том, что скорость была выше 100 км, то в обвинительном заключении – выше 80-ти.

Лица, давшие показания, пока не добавили к делу установления истины ничего, кроме эмоционального окраса. Выступили либо родственники погибших, которые ничего не видели, либо пострадавшие, которые не смогли восстановить картину происшествия. Анна Комар запомнила, что вышла с работы и очнулась в больнице. Киевлянка Оксана Нестеренко решила зайти выпить кофе перед поездом. Очнувшись в больнице, не смогла вспомнить, что делает в Харькове. Жанна Власенко сообщила, что ничего о том вечере не помнит.

По накопившимся косвенным данным выходит, что в основного виновника ДТП медленно, но верно превращается водитель "Фольксвагена". Он тронулся с места на желтый сигнал светофора, то есть нарушил ПДД. Он должен был оценить угрозу со стороны приближающегося автомобиля, но не сделал этого. И вообще, если бы его автомобиль не протаранил "Лексус", тот бы пулей пролетел на красный, никто бы не пострадал, а из всех правонарушений в истории уличного движения осталась бы езда на запрещающий сигнал светофора.

Кое-какие надежды защита Дронова возлагает на повторную экспертизу, которая якобы может установить, что "болид" Зайцевой несся со скоростью выше ста. А это означает, что Дронов физически был не в состоянии среагировать на несущийся ему наперерез автомобиль. Но далеко не факт, что у суда появятся основания не доверять результатам уже имеющейся экспертизы. Еще меньше вероятности, что даже при назначении повторной экспертизы будут получены иные результаты. Ведь тогда придется выяснять, как, зачем и почему столь радикально ошиблись ранее привлеченные эксперты, и происходить это будет при максимальном сопротивлении последних, так как вряд ли кто-то намерен добровольно соглашаться с собственной некомпетентностью. То есть шансы на изменение результатов данной экспертизы нулевые, равно как и шансы водителя "Фольксвагена" вернуться в свой первоначальный статус свидетеля. Зато вероятность переприсвоения неформального статуса "основного обвиняемого" стремительно возрастает. Так что приговор может оказаться не то чтобы уж совершенно оригинальным, но несколько отличающимся от ожиданий тех, кто смотрит на дело сквозь призму обывательских стереотипов.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, чтобы быть в курсе самых важных и интересных новостей.

Екатерина Павловская