Балчун пошел, Супрун – приготовиться

1721

Вместо эпиграфа

- Но, позвольте, как же он служил в очистке?

- Я его туда не назначал. Ему господин Швондер дал рекомендацию, если я не ошибаюсь.

(к/ф "Собачье сердце", 1988 год)

От любви до ненависти – один шаг. Если перевести эту фразу на латинский язык, то схема ценностной переориентации, используемая в последние года три с половиной в украинском политикуме приобретет еще и европейский лоск.

Чуть более года назад польского специалиста Войцеха Балчуна едва ли не на руках и под раскаты меднотрубного оркестра вносили в кресло генерального директора "Укрзализныци". Вчера без благодарственных слов и добрых напутствий прошел обратный процесс, хотя внешне мероприятие было обставлено в формате добровольной отставки. Учитывая крайне невысокую среднюю продолжительность "жизни" украинского чиновника на одном руководящем месте, год и три месяца в ранге гендиректора крупнейшего госпредприятия-монополиста – это срок. Для перемены эмоционального состояния от обожания до кислой мины даже на уровне медиа и официальных лиц все-таки маловато. Хотя более мощная по всем показателям "героиня дня" Надежда Савченко в статусе непререкаемого общенационального авторитета продержалась еще меньше.

На Балчуна, как на любого специалиста с прибавлением "иностранный", возлагались сверхнадежды, поскольку еще год-два назад в общественное сознание внедрялись представления о том, что:

- "иностранные специалисты" и коррупция – понятия несовместимые (хотя в таком случае не совсем понятно, на чем держится контрабанда из Украины в страны ЕС?);

- специалисты из стран ЕС и Грузии – эффективные менеджеры (хотя не совсем понятно, почему в таком случае Польша, раз уж речь идет о представителе данной страны, занимает лишь 56-е место в рейтинге стран по ВВП на душу населения на несколько строчек ниже Экваториальной Гвинеи).

Спустя год с небольшим генеральный прокурор Луценко и министр инфраструктуры Омелян сообщают данные, несколько противоречащие изначальным установкам. Глава ГПУ просил премьера не продлевать с Балчуном контракт, ссылаясь на то, что органы с определением "компетентные" расследуют 90 уголовных дел по коррупции в "Укрзализныце".

А Омелян утверждает, что "хвастаться нечем, в целом, кроме манипуляций, мы видим явное падение финансовых показателей".

То есть здесь в пору вспомнить картину Репина "Приплыли". Но этого не происходит лишь из-за боязни быть обвиненными в элементарном невежестве, ибо нет такой картины у маститого автора.

Даже музыкальные увлечения Войцеха Балчуна (в 2007 году он создал рок-группу "Химия"), ранее воспринимавшиеся как несомненный плюс, через год превратились в объект для саркастических коментов.

"Когда произошла катастрофа пассажирского поезда, а руководство "УЗ" сидит в Польше и играет на балалайке - это для меня вообще непонятно". (Уже упоминавшийся министр Омелян).

При этом и утверждать, что на столь невторостепенную должность назначили первого встречного с иностранным паспортом (как говаривал один из персонажей культовой драмы "Мы его, можно сказать, на помойке нашли, очистили от очистков, а он нам фигвамы рисует") нельзя. Уже экс-глава железнодорожного предприятия был выбран из 31-го кандидата.

Но, собственно, после, можно сказать, разгрома грузинской диаспоры, завершившейся лишением гражданства главной реформаторской надежды образца 2014-2015-го годов Михеила Саакашвили, освобождение "железки" от еще одного иностранного представителя было лишь вопросом времени. В данном случае его персональное дело стало лишь небольшим фрагментом истории демонтажа одной из фундаментальных идеологических опор действующего режима – "заграница нам поможет" хотя бы кадрами (не путать с "кадрами" - в простонародье, выделяющиеся либо повышенной эксцентричностью, либо пониженной вменяемостью персоны).

Следует ли признать неудачным привлечение иностранных граждан в качестве "эффективных менеджеров"? Отнюдь. На определенном этапе легионеры, не исключено, что даже не осознавая это в полной мере, выполнили крайне важную информационную задачу, а именно выступили в качестве иллюстративного материала, призванного олицетворять глубину и ширину реформ. На сегодняшний день данный агитационно-пропагандистский ресурс оказался полностью исчерпанным. А побочный эффект в виде трансформации отдельно взятых иностранных специалистов в "молодых перспективных политиков", пытающихся откусить часть от электорального пирога правящих политсил, оказался крайне неприятным.

Финальным аккордом, по логике развития событий, должна стать отставка министра здравоохранения – бывшего гражданина Соединенных Штатов. Тем более что необходимость квалифицированного объяснения, почему сфера медицинского обслуживания до сих пор не оставляет улучшенных впечатлений, не только назрел, а и перезрел.

Дмитрий Михайлов