Арсен Аваков как реинкарнация Хомы Брута

813

Всплески активности некоторых отечественных политиков бывают внезапными, как выстрел шампанского на лестничной площадке. Практически исчезнувший из информационного пространства после Дня полиции Министр внутренних дел Арсен Аваков вдруг выступил с заявлением по кризисной ситуации на Донбассе. С одной стороны - где Донбасс, а где Министр внутренних дел, особенно после перевода Антитеррористической операции в режим Операции объединенных сил. С другой стороны – тема настолько животрепещущая, что вовлекает в круговорот обсуждения практически все слои населения, от вахтеров до академиков. Актуализация именно донбасской проблемы, носящая, на первый взгляд, спонтанный характер, становится совершенно внятной и понятной после наложение ее на контекст мировых событий. А именно - на состоявшуюся 16 июля встречу Трампа и Путина в Хельсинки, где вопреки прогнозам президента Порошенко об «украинском вопросе» вслух практически не говорили. Неблагоприятно складывающуюся информационную картину дня во что бы то ни стало необходимо было исправлять, что и было сделано главою МВД без особого пафоса, со сдержанной уверенностью профессионала. Так появилась на свет Стратегия деоккупации Донбасса на основе «механизма малых шагов», ставшая своеобразным громогласным укором Дональду Трампу, так и не удосужившемуся поставить на колени агрессора, или хотя бы загнать его в какой-нибудь самый глухой угол финской бани. Термин «механизм малых шагов» был сформулирован министром еще в апреле нынешнего года. Суть его состоит в том, чтобы освободить город Горловку и довести в нем уровень благоустройства до высот, способных вызвать психическое расстройство на основе неиссякаемого чувства зависти в стане противника. Звучит наивно, но важность и ценность психического оружия еще никто не отменял. Почему подобный фокус не был проделан в освобожденных четыре года назад Славянске и Краматорске – вопрос, который в ближайшие годы вряд ли удостоится ответа. А поэтому и нет смысла его поднимать. Так как в современных условиях новое – это не только хорошо забытое, но и немного модернизированное старое, стратегия получила принципиально дополнительное заглавие «Красные линии». Это, кстати, выказывает в авторе прекрасную школу литературной стилистики, так как данное словосочетание просится в название производственно-бытового романа 50-60-х годов прошлого века (но это не более, чем лирическое отступление). По версии министра, деоккупация Донбасса должна проходить приблизительно по следующему сценарию: «Голубые каски» занимают ныне неподконтрольные центральному правительству территории, а Госпогранслужба берет под контроль границу. Плюс к этому – никакой федерализации, никакой деунитаризации и никаких отступлений от курса на вступление (в данном случае – чисто гипотетическое) в Евросоюз и НАТО. Это и есть «красные линии», упираясь пятками в которые, стоял, стоит, и стоять будет действующий Министр внутренних дел. На этом следовало бы поставить точку, но так как соблазн расширить горизонты будущего у творчески мыслящих личностей всегда велик, то возникает необходимость отвечать на вопрос: «А что потом?» Потом - возможное установление «особого статуса», но не такого, который могли навоображать себе апологеты второго варианта Минских соглашений, а правильного, с военной администрацией, программой стимулирования региональных инвестиционных проектов и налоговыми каникулами для бизнеса. И – сбыча мечт «демократически» мыслящего соотечественника о гражданской сегрегации - введение статуса «жителя территории, временно неподконтрольной Украине». Новая версия «стратегии» имеет такое же отношение к объективной реальности, как и рекламируемая ранее концепция «малых шагов», то есть практически никакого. На странице переговоров о миротворческом контингенте, если бы таковая существовала на запрещенном в Украине ресурсе Вконтакте, смело можно было бы размещать статус «все сложно». Начиная от «говорящих голов» в студиях телевизионных новостей и завершая высокопоставленными чиновниками ООН, все кивают головами и соглашаются с тем, что идея, в принципе, неплохая. Но далее того движения вперед не наблюдается. А посему смело можно прогнозировать, что ни действующий руководитель МВД, ни даже главнокомандующий, посвятивший множество часов популяризации данной темы, не имеют ни малейшего шанса увидеть «голубые каски» на территории Украины, пребывая на нынешних постах. А без «касок» вся стратегия рассыпается, как песочное пирожное в руках неряшливого детсадовца. Однако именно крайне невысокая степень реальности проекта придает ему подчеркнутую высокохудожественность на уровне лучших творений мастеров утопического жанра типа Томаса Мора, Томмазо Кампанеллы, Анри Сен-Симона и... Прилежный студент философского факультета способен назвать еще пару десятков мыслителей, прославивших свои имена антиреалистическими изысками. Существенная разница состоит лишь в том, что Томас Мор, пожалуй, верил в возможность реализации своего утопического проекта, а ныне действующий глава МВД не выглядит настолько наивным. Поэтому для историко-литературных параллелей куда более подходит иной персонаж - родной отечественный Хома Брут, так же вмещавший особые смыслы в начертание линий (правда, не красных, а белых, но цветовое исполнение в данном случае не должно доминировать над сущностью вопроса). Так называемые «красные линии» не являются инструментом переговорного процесса, так как не предусматривают вероятность компромиссных вариантов. (Ряд позиций, названных министром, им же помечены неформальным грифом «Не обсуждается»). «Красные линии» также не предназначены и для населения неподконтрольных районов, уже имеющего одну линию – разграничения – вызывающую куда большие неудобства. Смысл «красных линий» символический. И отчасти мистический. Примерно так же, как отважный бурсак пытался оградиться меловым кругом от вурдалачной нечисти, создатель концепции «красных линий» стремится отгородиться оными от политической ереси, дабы предстать перед электоральными массами в сверкающей идеологической чистоте. Не зря в терминологическом инструментарии министра появилось понятие «информационная гигиена», соблюдение которой, собственно, и должен был доказать вышеозначенный документ. Вряд ли этот достаточно меткий термин приживется. В этом плане министру не везет – исключительно высокохудожественный и глубоко философский мем «долбанные шахматы» так и не пошел в народ. Но попытку прощупать почву на информационном пространстве следует считать засчитанной. В качестве следующего шага можно было бы ожидать сообщений о претензиях на президентскую булаву. Хотя бы на уровне намеков. В конце концов, чем нечистая сила не шутит, если даже Вакарчук с Зеленским ломятся на «призовые места» в предвыборных рейтингах.

Екатерина Павловская