Афганская война: откровения харьковчанина (фото)

829

Прошло более трех десятков лет с того дня, когда 15 февраля 1989 года последняя колонна советских войск покинула границу Афганистана. 

История наслаивает друг на друга все новые и новые события, и, кажется, что та «афганская» война – это слишком давно и, как будто, уже не про нас.

Но каждый год в этот день люди, которые причастны к той войне, окунаются в воспоминания и ворошат в памяти события – давно минувшие, но от этого не ставшие менее болезненными.

Харьковчанин Евгений Гутков, который прошел через жернова военных событий в Афганистане, поделился своими мыслями о событиях тех дней.

- Эту войну можно рассматривать с двух сторон. С одной – это человеческое горе, которое она несла. С  другой – война дала нам некое особое понимание. Для нас, 18-летних пацанов, это было откровение. То, что раньше мы знали о войне  из кино, рассказов и книжек –  совершенно не соответствовало той картине, которую мы увидели. Эта война была не похожа на то, что было описано в книжках. Во-первых, удивили «командировки на войну» - мы не находились постоянно в зоне боевых действий, мы выезжали на задание в Афганистан в составе ДШМГ (десантно-штурмовой маневренной группы), но потом возвращались на территорию Союза. Второй момент состоял в том, что Афганистан - это другая культура, другие люди, другой менталитет и изначально ты не понимаешь, откуда может прийти беда.  Мы ушли на войну 18-летними пацанами, а вернулись настоящими мужиками, потеряв многих друзей.

- Хотите сказать, что нашим солдатам стоило опасаться не только душманов?

- Именно так. Для меня до сих пор непонятно, а тогда это было просто потрясением, когда люди, которых мы защищали, шли на предательство. Я имею ввиду некоторых афганцев. Ведь мы всегда здоровались с ними, угощали конфетами  детвору. Представьте ситуацию, когда мы идем на задание и встречаем по пути местных жителей – мальчика-пастуха или женщину – с виду совершенно безобидных... А потом у нас не получалось выполнить задачу и мы несли потери. Сначала даже в ум не могли взять. А потом один раз, второй – сопоставили факты, и пришло понимание, что этот ребенок сообщает о нашем передвижении моджахедам, после чего они наносят карающие удары. Осознать такое предательство было очень тяжело.

- Евгений Жаннович, какие у вас остались воспоминания о первом бое?

- Очень смешанные. Это было настолько неожиданно и страшно, что я просто не помню подробностей – с чего он начался и как все шло. Как одно мгновение и как вечность одновременно. К первому бою никто не может быть готовым, потому что не знает, каково это – быть под пулями. И от пережитого стресса стираются подробности. Последующие бои уже можно вспомнить, но не первый. Но и конечно, когда это все проходит, ты начинаешь понимать цену дружбе и плечу товарища.

- Такое чувство как страх присуще каждому человеку. Но воины всегда пожимают плечами на этот вопрос. Неужели в критических ситуациях ощущаешь себя как-то иначе?

- Страх есть, он просто холодит душу. Внутри тебя есть какой-то уголок, в котором живет этот страх и он может подниматься наверх и вводить тебя в оцепенение. А можно держать его за закрытой дверцей - и тогда его не видно. Но он присутствует постоянно. А больше всего страх чувствовался, когда заканчивалась командировка в Афганистан и ты уже должен возвращаться в Союз – было страшно не вернуться и навсегда остаться на чужой земле.

- С годами восприятие войны и вашего там присутствия как-то изменилось?

- Сейчас, когда уже взрослый, начинаешь понимать: на войне ты не только рискуешь своей жизнью, но и отнимаешь жизнь у кого-то. Там мы не задавали себе этих вопросов - была боевая задача, выполнение долга. И самым важным было – просто выжить. Выигрывает не тот, кто первый выстрелил, а тот, кто выживет в этой мясорубке. И жизнь человека находится не только в его руках, но и в руках товарищей – тех, кто справа, слева, сзади.

- Родные имели представление, что происходило с вами во время армейской службы?

- Поначалу, конечно, нет. Мы писали домой такие фантастические письма – спокойные, уравновешенные, чисто армейские. Ничего не было связано с боевыми задачами, которые мы выполняли.  Контролировалась ли наша переписка с родными? Я думаю, что да. Для того, чтобы не написали лишнего. Ведь в Союзе мало кто представлял, что происходило на самом деле. Там были газетные заметки и красивые рассказы о том, как мы несем свою миссию, и мы должны были в своих письмах  поддерживать эту легенду. Правда начала потихоньку открываться тогда, когда  раненые стали попадать в госпитали, когда  родным стал приходить «груз 200».

- Все два года службы солдат должен был находиться на границе, или происходили ротации?

- Нет, два года в группе войск Афганистана никто не находился. Контингент периодически менялся, потому что война влияла на психику и имела свои последствия. Человеку обязательно нужен был отпуск и такие условия, когда он мог бы спать не в обнимку с оружием. Мы ведь реально спали с оружием, потому что в любой момент нужно быть готовым.

- Евгений Жаннович, что для вас Афганистан?

- Это явно не только политические события. Он соединил тех людей, которые прошли афганскую войну, особыми взаимоотношениями. Эти люди знают цену жизни, дружбе, предательству. Для каждого, кто прошел боевую школу Афганистана, это не только память. Мы пришли на войну, мы вернулись с войны, мы живем с войной.

 

СПРАВКА. Афганская война (1979—1989) — военный конфликт на территории Демократической Республики Афганистан.

Вывод советских войск из Афганистана начался 15 мая 1988 года и длился до 15 февраля 1989 года. С 2004 года этот день отмечается как День чествования участников боевых действий на территориях других государств.

Всего на территории Афганистана  прошло военную службу 620 000 военнослужащих. Из них более 10 000 – жители Харькова и области.

Во время конфликта погиб 15 031 военнослужащий. В том числе 3 360 украинцев. Из них 242 человека  – жители Харьковщины.

На сегодня в Харьковской области проживает 7 121 воин-интернационалист (те, кто участвовали в локальных войнах на территории разных стран). 2162 из них получили инвалидность.

Фото: личный архив Евгения Гуткова

Читайте также: