Спасут ли Зеленского «большие чистки»?

398

Увольнение Андрея Богдана с должности руководителя Офиса президента – не только наиболее обсуждаемое событие недели, но и самое яркое кадровое решение Владимира Зеленского за все время его президентства. Медиа тут же заговорили о начале чисток в рядах провластной партии, которые якобы сам Зеленский анонсировал в интервью информационному агентству "Интерфакс-Украина".

Отправной точкой обсуждения стала реплика президента "Мы говорили, что будут очистки - мы должны это делать" в ответ на вопрос: "Как вы относитесь к скандалам, связанным с депутатами вашей фракции?"

Применительно к скандальным депутатам глава государства использовал термин, ранее фигурировавший по большей части в словарях блатного языка, но в последние годы прочно вошедший в политический обиход – "зашквариться". В переводе на литературный язык понятие означает такой просчет, который становится несмываемым пятном на репутации.

Для политических оппонентов и части электорального сообщества, исповедующей относительно сдержанную поведенческую философию, бывший глава президентского офиса достаточно органично монтировался в общую теорию зашквара.

Даже его попытка обосновать свою поведенческую линию "я люблю вечеринки, я постоянно хожу в какие-то клубы, рестораны и ночные заведения… просто я веселюсь, шучу таким образом, я таким образом троллю людей" для среднестатистического гражданина, от голоса которого, собственно, зависит расстановка политсил в государственном управлении, представляется, мягко говоря, шероховатой.

Особенно если сравнивать с предшественником, бывшим харьковским губернатором Игорем Райниным, которого на посту главы президентской администрации не было ни слышно, ни видно. Что, к слову, и должно быть характерным для персоны, чья должность предполагает выполнение исключительно технических функций.

Вряд ли Богдан слетел с поста именно из-за излишне раскрепощенной манеры. Но если исходить из практики так называемого зашквара, то в столе у главы государства, очевидно, должен лежать уже целый список из членов его команды (хотя термин "команда" применительно к провластной партии носит крайне условный характер).

Первым номером в списке может стоять премьер Гончарук, "зашкварившийся" с аудиозаписью заседания, на котором он с коллегами по управленческому цеху якобы обсуждает, как вернее ввести в заблуждение главу государства по вопросам социально-экономического состояния страны. (Обыски, которые начала проводить Служба безопасности с целью выявления звукозаписывающей аппаратуры, указывают на то, что правоохранителями аудиозапись признана подлинной).

Номер два – депутат Евгений Брагар, заявление которого "продайте собаку заплатите за коммуналку", вызвавшее непомерное бурление в социальных сетях, является отнюдь не оговоркой, а отображением мировоззрения части современного политического класса – отказ государства от выполнения социальной функции и легитимизация в массовом сознании нищенского положения большей части народа как социальной нормы.

Номер три – некая Елизавета Богуцкая, засветившаяся выступлением ярко выраженного антигуманистического характера при обсуждении в сессионном зале вопроса о выплате пенсий жителям неподконтрольных территорий Донецкой и Луганской областей.

Номер четыре – председатель парламентского комитета по вопросам социальной политики Галина Третьякова с выступлением о повышении пенсионного возраста до 72 лет. Данное выступление уничтожает президентский рейтинг не столько своей антисоциальной направленностью, сколько достаточно четкой росписью в организационном бессилии представителей действующей власти, не способных к решению управленческих задач. Ситуация выглядит примерно следующим образом: вы пригласили мастера по ремонту стиральных машин, а он вам сказал "стирайте руками" и за это потребовал оплату в размере нескольких десятков тысяч гривен.

Номер пять – министр культуры Бородянский, "зашкварившийся" настоятельным продвижением закона, которым будет ограничена деятельность месс-медиа, и чрезвычайно высокими заработными платами высшего управленческого звена министерства.

Номер шесть – министр образования Анна Новосад, оскандалившаяся постом с орфографическими ошибками, а также вызвавшая волну негодования рассказами о том, как министерской зарплаты в 36 тысяч не хватает на жизнь при заработной плате школьного учителя в 6-7 тысяч.

Номер семь – глава таможни Нефедов, обретший всенародную известность после того, как по сети начали гулять видеозаписи с человеком, похожим на него, на вечеринке с ярко выраженным эротическим подтекстом. И все попытки протолкнуть в массовое сознание версию "А что тут такого?" пока остаются безрезультативными. Ну, не хочет избиратель, чтобы чиновники персональным участием понижали планку этически-нравственных категорий в обществе. Не зря же в западных странах при крайней степени личной свободы политики идут на выборы с семейными фотографиями на агитационных буклетах, а не со снимками из стрипбаров.

Номера восемь и девять – оскандалившийся заказом проституток Богдан Яремченко и ранее судимый за изнасилование несовершеннолетней Роман Иванисов. Действительно, с точки зрения писанных законов к обоим не может быть никаких претензий. Но в стране, которая с десяток лет гудела и бурлила по поводу отсидки разжалованного из президентов Януковича за украденную шапку, вряд ли партия с таким личным составом имеет право рассчитывать на позитивный электоральный результат.

Номер десять – депутаты, пойманные журналистами на неперсональном голосовании, именуемом в народе кнопкодавством.

Произойдет ли очищение партийных рядов в рамках "теории большого зашквара" – не менее большой вопрос. Попробуем спрогнозировать, что ни один представитель властной команды, засветившийся в сетях и медиа в мало приглядном свете, от обещанных кадровых чисток не пострадает. Все прочие перестановки, если таковые последуют, вряд ли выйдут за рамки внутривидовой борьбы в процессе переформатирования закулисно-подковерных групп влияния. И, в общем-то, массовому избирателю будут мало интересными.

 

Екатерина Павловская