Расстрел на трассе и забастовка маршрутчиков. Харьковские итоги

1806

Дорожно-транспортные происшествия далеко не единственная опасность, которая может подстерегать путников на дорогах Харьковской области.

Политические разборки со стрельбой

27 августа в районе города Люботина в светлое время суток совершено нападение на микроавтобус с людьми. Организованная группировка из нескольких десятков … (политкорректное определение можно придумать самостоятельно) совершила нападение на микроавтобус с людьми. По предварительным данным, в транспортное средство и пассажиров было произведено несколько выстрелов из огнестрельного и травматического оружия. Автобус был разгромлен палками и камнями, а пассажиров нападавшие толпой забивали ногами (примерно так можно описать видео с авторегистраторов, сделанные на месте происшествия).

Пострадали четверо человек, которые в тяжелом состоянии были доставлены в больницу.

Задержаны 14 участников происшествия.

В автобусе передвигались члены общественной организации «Патриоты - За жизнь». Нападавшие, по некоторым неподтвержденным данным, - представители политической партии «Национальный корпус» и то ли бывшие, то и действующие служащие полка «Азов». Что позволяет перенести происшествие из криминальной (или бытовой) в политическую плоскость и тут же начать перечислять нападения, совершенные, предположительно, по политическим мотивам – таковых, по некоторым подсчетам, в 2020 году совершено 96. К этому можно добавить еще 45 нападений на журналистов.

Правоохранители демонстрируют осторожность и туманность позиции.

Далее – цитата.

«Полиция задержала сторонников политической силы, которые напали на своих оппонентов под Харьковом. Национальная полиция задержала всех участников конфликта, которые ехали с политических гастролей и устроили стрельбу на трассе. Никто не погиб, участники схватки получили легкие ранения. Те, кто заказал эти разборки, понесут наказание от государства». (Министр внутренних дел Арсен Аваков).

Небезызвестный литературный персонаж Булгакова в таких случаях говаривал: «Простите, кто на ком стоял? Потрудитесь излагать ваши мысли яснее».

«Полиция задержала сторонников политической силы». Какой политической силы?

«Которые напали на своих оппонентов». Каких оппонентов?

«Национальная полиция задержала всех участников конфликта, которые ехали с политических гастролей и устроили стрельбу на трассе». Что такое политические гастроли? Какое отношение они имеют к происходящему? Кто устроил стрельбу? Тот, кто ехал с политических гастролей? Или одни ехали с политических гастролей, а другие устроили стрельбу?

В общем, как пишут юные девицы в графе «статус» в соцсетях: все сложно.

«Те, кто заказал эти разборки, понесут наказание от государства». Тоже не все ясно. Министр замахивается уже на выявление заказчиков. А как же исполнители? Им в министерском спиче места не нашлось. Как бы и не виноваты, ибо не ведали, что творили, их неведомый заказчик попросил?

Впрочем, привлечение к ответственности не то, что заказчиков, но и исполнителей можно не прогнозировать в среднесрочной перспективе, поскольку пока нет положительных примеров доведения до судебных приговоров подобных резонансных дел. Достаточно вспомнить убийство четырех сотрудников Национальной гвардии около здания Верховной Рады в августе 2015-го или массовое убийство сотрудников МВД в поселке Княжичи под Киевом в декабре 2016-го.

Забастовка маршрутчиков

Забастовка для местного потребителя информационного продукта – нечто далекое, из практики классовой борьбы стран дальнего зарубежья. Но и в наших широтах раз в несколько лет происходит нечто подобное по смыслу.

27 августа водители пассажирских автобусов, обслуживающих Рогань и ХТЗ, провели нечто похожее на забастовку.

Карантинные ограничения в значительной степени сделали выход на работу для водителей бессмысленным.

По данным одного из руководителей транспортных предприятий, за три дня на 8 водителей были составлены протоколы за нарушение карантинных правил. Штраф составляет 17 тысяч гривен. То есть водителю придется отдать заработную плату за месяц, если не более. При таком раскладе гораздо выгоднее сидеть дома, нежели месяц тяжело трудиться, но по факту бесплатно.

Маршрутчики не хотят возить небольшое количество пассажиров в салоне (согласно карантинным нормам – не больше, чем есть мест для сидения), так как это делает перевозки убыточными и требуют компенсации из бюджета, что, конечно же, является утопией.

Карантинные ограничения немного подсветили транспортные проблемы в полуторамиллионном мегаполисе в целом. Очевидно, что городу необходима мощная система именно коммунального транспорта, куда будут входить не только метро, трамваи и троллейбусы, но и автобусы, и даже таксомоторная служба.

Частные предприятия за два десятка лет не продемонстрировали ни более высокого качества обслуживания, ни более высокого уровня надежности перевозок. Так как набитый под завязку автобус класса «Богдан» (как это практиковалось в докарантинные времена) – это не качество обслуживания, а как раз отсутствие оного. А поэтому частники могут выполнять лишь вспомогательную функцию, работая по принципу: не выгодно возить – клади лицензию, ступай продавать пирожки.

Правда, даже накануне выборов ни одна политическая команда не додумалась вставить подобный пункт в перечень предвыборных обещаний. Организационных талантов для решения этой задачи пока явно недостаточно.

Дмитрий Михайлов