Пять вопросов Зеленского – на свалке

1160

Пять вопросов президента Зеленского, которые он презентовал избирателям с пометкой «важные», оказались в эпицентре скандала.

Один из киевских блогеров обнаружил тюки с опросниками на свалке.

В пропрезидентской партии попытались сформулировать более-менее внятное объяснение, мол де, опросники – не есть документы строгой отчетности, напечатаны были с запасом.

В общем, как в таких случаях говаривал классик политической афористики, хотели как лучше, получилось как всегда.

Изучение символического значения данного факта оставим более тонким исследователям.

Участников опроса и сторонних наблюдателей могут заинтересовать и более прикладные вопросы.

Когда будут результаты и что последует после того, как оные результаты станут достоянием гласности?

Стоит отметить, что пауза, которую взяли организаторы опроса, с тактической точки зрения совершенно оправдана, так как в последние недели значительная часть потребителей информационного продукта были увлечены выборами в собственном селе (городе) и перипетиями политических баталий в США.

А ведь результаты должны быть поданы не в проброс, а акцентированно, с отбивкой, с выделением капс-локом очередных выдающихся достижений.

Конечно же, при желании, оглашение результатов опроса можно использовать для сиюминутной подмены актуальной повестки дня. Но это уже дело техники.

Более принципиальным вопросом является: а дальше-то что?

Если избиратели отвечают на вопрос «нет», то, в принципе, все ясно – ничего не меняется. А если – «да»? Что тогда?

Попробуем разобраться по пунктам.

Вопрос 1. Нужно ли ввести пожизненное заключение за коррупцию в особо крупных масштабах?

Есть обоснованные подозрения, что большинство участников опроса ответят утвердительно. Им-то что? Их доступ к коррупционной деятельности серьезно ограничен и максимум, как они могут злоупотребить служебным положением, – это допустить перерасход скрепок в офисе или получить копеечное подношение на День учителя.

Некоторое значение будет иметь определение «особо крупных масштабов». Если таковые будут стартовать от эквивалента 1 000 долларов США, то у некоторых госслужащих среднего звена есть определенные шансы угодить на пожизненное. Если от эквивалента 1 000 000 долларов США, то данная норма, скорее всего, просто останется совершенно нерабочей, так как в украинском государстве просто нет прецедентов привлечения к ответственности коррупционеров, расхитивших или присвоивших подобные суммы.

Более подробно именно этот вопрос мы исследовали в материале:

Вопрос 2. Поддерживаешь ли ты создание на Донбассе свободной экономической зоны?

Каким образом изменит картину мира положительный ответ избирателей на данный вопрос?

Прежде всего, не совсем понятно, что вопрошающий подразумевает под понятием «свободная экономическая зона». На какой части Донбасса – подконтрольной или неподконтрольной?

Во втором случае вопрос вообще теряет предметность, так как трудно устанавливать правила там, где отсутствуют рычаги реализации решений. Хотя создание некоей виртуальной схемы СЭЗа может быть использовано в агитационной риторике, приуроченной, например, теме Минских соглашений.

Уже стало практически очевидным, что преодоления военно-политического кризиса в части Донецкой и Луганской областей до конца каденции Владимира Зеленского не произойдет. Но обозначать движение в данном направлении необходимо.

Вопрос 3. Нужно ли сократить количество депутатов в Верховной Раде до 300?

Этот вопрос уже задавался на референдуме (а не на импровизированном неофициальном опросе) еще во времена президента Кучмы и получил положительный ответ.

Народ депутатов не то что бы не любит, но относится к ним с легкой степенью раздражения, нередко называя словом с негативным окрасом «дармоед».

Хотя, в принципе, не надо иметь два политологических образования, чтобы понимать: сокращение количества депутатов несет угрозу повышения управляемости парламентом извне.

Совершенно не исключено, президент с пропрезидентской парламентской фракции в очередной раз изменят Конституцию (что за последние годы стало явлением заурядным) и сократят количество нардепов. Время идет, до конца каденции его остается все меньше. А в копилке достижений по-прежнему на дне дребезжит мелочь.

Вопрос 4. Поддерживаешь ли ты легализацию в Украине медицинского каннабиса для уменьшения боли у тяжело больных?

Собственно, в данном вопросе интерес вызывает подтекст. По факту, представители власти доносят до населения, что помимо легализации каннабиса иных более действенных мер для облегчения участи больных – современные больницы, медицинское оборудование, доступность качественных медицинских услуг – действующая власть предложить не может.

Можно предложить, что реализация данного пункта президентского опросника приведет лишь к реализации легких наркотиков и вряд ли более.

Вопрос 5: Нужно ли Украине на международном уровне поднять вопрос об использовании гарантий безопасности, определенных Будапештским меморандумом?

Собственно, ничто не мешало высшему руководству страны поднимать этот вопрос и до проведения «всенародного голосования». Тем более у многих избирателей сложилось мнение, что это было одной из предвыборных позиций Зеленского. Любопытно иное: где, когда, на каком уровне шестой президент планирует поднимать данный вопрос? На каких саммитах, а каких форумах, на каких персональных встречах с участниками данного меморандума (а это напомним, США, Великобритания и Российская Федерация)? Нет ответа? Собственно говоря, ну, и ладно. Присутствие соответствующей заинтересованности у руководства Штатов и Британии уже давно внесло бы данный вопрос в повестку дня. Если этого до сих пор не произошло, то инициативны Зеленского (если таковые до конца его каденции вообще последуют) вряд ли что-то изменят в уже сложившемся положении вещей.

***

Каков итог? Из пяти вопросов на реализацию (хотя и без какого-либо позитивного влияния на развитие сфер, к которым данные вопросы относятся) могут претендовать только три: пожизненное для коррупционеров, легализация каннабиса и сокращение количества народных депутатов. Станут ли эти позиции сколь-нибудь весомыми на ближайших президентских и парламентских выборах? Как показали местные выборы, избиратель в массе своей по-прежнему максимально практичен, и заасфальтированная дорожка под окнами для него представляет гораздо больший интерес, нежели попытки агитационного паразитирования на «высоких материях».

Дмитрий Михайлов