Мы начинаем ЗСТ. Для чего, для кого

2948

Замечено, что неудовлетворенные жизнью люди время от времени начинают новую жизнь. Зачастую это происходит просто с понедельника. Иногда начало принципиально нового формата поведения, образа мыслей и прочих проявлений устремленности к совершенству приурочивается к памятным событиям и датам – сути явления это не меняет.

За последние несколько дней Президент Порошенко как минимум дважды анонсировал начало неких процессов, которые должны привести к неким результатам.

«Делаю ударение на том, - сообщил Порошенко с трибуны Международной антикоррупционной конференции «Предупреждаем. Боремся. Действуем», - что действительно сейчас все только начинается».

Через непродолжительное время последовало еще одно близкое по духу заявление: «Только что ЕС сообщил о готовности к зоне свободной торговли с Украиной с 1 января 2016-го. Теперь никаких препятствий нет. С нового года начинаем!»

Если с первым пунктом все достаточно понятно – правоохранительная система в сжатые сроки приступает к эффективному искоренению коррупции (во всяком случае, чисто с математической точки зрения это исключать было бы неверно), то с новогодним начинанием такого уровня ясности не наблюдается. То ли глава государства не посчитал нужным поделиться с населением тайными знаниями, то ли в очередной раз продемонстрировал высокий уровень мастерства представлять заурядное значительным (при большом желании начало 2016 года вообще можно считать выдающейся победой, ведь, как ни крути, а это на целых три года больше, чем в 2013-м).

Когда наступит светлое безвизовье

Если же ориентироваться на открытые источники, то содержательная часть фразы, которую глава государства даже сопроводил восклицательным знаком «С нового года начинаем!», выглядит следующим образом: Украина начинает поэтапную отмену пошлин на товары производителей из Европейского Союза. Все. Прочее – производные данного начинания. Например, по данным экс-министра экономики и экс-представителя правительства Украины в Евразийской экономической комиссии Виктора Суслова, государственный бюджет при сохранении нынешнего уровня импорта недополучит порядка 400 млн евро. По деньгам, собственно, все изменения.

Остальные преимущества зоны свободной торговли очень точно, хотя и несколько схематично, описаны в литературной классике.

«Этот случай произошел в конце августа, незадолго до нашего возвращения в город, и как раз у костра, когда мы готовили ужин. Степа вдруг объявил новый порядок выдачи пищи. До сих пор мы ели по очереди - ложка за ложкой. Степа начинал, как председатель, за ним Ромашка и так далее. А теперь будем наваливаться все сразу, пока суп не остыл, и кто скорее». (Вениамин Каверин «Два капитана».)

Европейские друзья-конкуренты проявили даже определенную степень благородства, предоставив украинским производителям право первой ложки, отменив для них пошлины с апреля 2014 года. Так что можно даже оценить кое-какие результаты начинаний, стартовавших еще за полтора года до того, как все должно только начаться.

В 2014 году экспорт в ЕС увеличился с 16,7 млрд долларов (2013 год) до 17 млрд. Но в 2015-м экспорт резко упал. По итогам первого полугодия экспорт составил 6 млрд. При сохранении такой динамики годовой показатель достигнет уровня 12 млрд долл. То есть минус пять по сравнению с предыдущим годом. Несмотря на льготный режим, прорыва не произошло. Напротив, произошел откат, который отчасти можно объяснить падением мировых цен на металл, руду и зерно. Прирост наблюдается по трем позициям: орехи (+ 25%), изделия из соломы (+21%) и вата (+10%), что скорее является приобретением не столько для страны как крупного игрока на рынке ЕС, сколько для острословов гайдаевской школы: Германия – всеевропейская кузница, Турция – всеевропейская здравница, а Украина – всеевропейская ватница.

Аргументы, использовавшиеся ранее при продвижении идеи ассоциации в массовое сознание, пока преспокойно занимают места на полке с надписью «абстракционистское искусство». Казалось бы, рынок ЕС (500 миллионов потребителей и 14 трлн евро ВВП) в разы более привлекательный, нежели бывший некогда традиционным для Украины рынок РФ (140 млн потребителей и ВВП 1,8 млрд долл). Но, как показала практика, Украине практически не с чем идти в Европу. Отечественные товаропроизводители продают в ЕС то же самое, что и продавали ранее. Первую четверку экспортных позиций составляют металл, зерно, растительное масло, руды. А их общий объем в экспорте – порядка 65%.

Рассказы о том, что Украина станет житницей Европы, выглядят малоубедительными. Доля сельского хозяйства в ВВП развитых стран составляет 3-5%. Для стран развивающихся – 7-15%. Украина находится на уровне последних - 12%. То есть в любом случае на одном селе, составляющем лишь десятую часть экономики, выехать априори не получится. К тому же европейский аграрий сам вкалывает, не покладая рук, и демонстрирует стахановские результаты. А наличие такого фактора как евростандарты практически исключает возможности расширения экспортной экспансии даже в беспошлинном режиме. Например, более 70% украинского молока производятся в личных подсобных хозяйствах, стандарты которых не имеют ничего общего с ЕСовскими. То есть наплыва украинской молочки на еврорынке в ближайшие годы не предвидится. Рынки свинины, курятины, овощей тоже не зияют прорехами и особо никого не ждут. Европейский аграрий прекрасно субсидирован (из бюджета ЕС выделяется порядка 58 млрд евро) и его голыми руками не возьмешь. Украинские же труженики села в виде субсидий получили в 2012 году 365 млн долл., в 2013-м – 109 млн долл., в 2014-м – 83 млн долл., в 2015-м – 15 млн долл. Если соотнести население ЕС с населением Украины, уровень субсидий украинских аграриев составляет 0,3% от европейского.

Продукция же отечественного машиностроения пока вообще не пользуется спросом (по данным Госстата, за 8 месяцев 2015 год машиностроители продали за рубеж товаров на сумму всего 1,25 млрд долл., и в значительной доле - в страны СНГ).

Двенадцать подвигов Гераклюка

Как показала практика 2014-2015 годов, для украинских предприятий, экспортирующих продукцию в ЕС, несмотря на заявления президента, ничего принципиально нового не ожидает. А вот для производителя, ориентированного на местный рынок, действительно начнется. Придется проявить повышенную активность в борьбе за место под солнцем, поскольку вряд ли европейские компании в Украине имеют иные цели, кроме завоевания рынков сбыта. Хотя в условиях стремительного падения покупательной способности украинского потребителя европейцев ожидает совсем не тот уровень экономического удовольствия, на который они могли рассчитывать, рассматривая ситуацию из Вильнюса 2013 года.

Еще одно событие, приуроченное к новогоднему начинанию, – анонсированное российским премьером Медведевым эмбарго на ввоз сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия из Украины в РФ – можно практически не принимать во внимание. Два года последовательного и целенаправленного сворачивания торговых отношений между Украиной и Российской Федерацией говорят о том, что в ближайшее время эта тема будет закрыта прочно и надолго. Если в 2013 году украинские предприятия продавали в Россию товаров на сумму 20,4 млрд долл., то в 2014-м – на 13,3 млрд долл., а за первое полугодие 2015-го – на 2,3 млрд долл. И в свете того, что отношения между двумя государствами испорчены всерьез и надолго, данные показатели будут неизменно сокращаться. Компенсировать потери за счет экспорта в ЕС в ближайшие годы не удастся, но здесь, как говорится, без вариантов. Как писали классики, «после свидания министров на яхте никакое сближение невозможно». И хотя в данном случае Украина выглядит как купец, который сжег сотню, чтобы найти пятак, для внутреннего потребления можно использовать версию не потери рынков, а, к примеру, освобождения от экономической зависимости, что вполне вписывается в президентскую концепцию «Теперь никаких препятствий нет. С нового года начинаем!»

Андрей Кравченко