Легенда о 150 мандатах

2429

Вместо эпиграфа.

Раз пошли на дело

Я и Рабинович.

(Народная песня)

 

Параллельно с борьбой временно нерушимого блока Тимошенко-Ляшко с не менее спаянной пропрезидентской командой за места на кормовой базе активизировалось перетягивание оппозиционного одеяла.

Лидер фракции «Оппозиционного блока» Юрий Бойко напомнил о многообразии парламентской фронды, выступив 11 июня в сессионном зале с предложением поиска путей самоликвидации Рады восьмого созыва, как не состоявшейся. Не заморачиваясь изобретением велосипеда, оратор предложил хоть и использованный всего однажды, но регулярно рекламируемый способ самороспуска путем сложения мандатов.

Рогатина политического тролинга поддела одновременно и большинство, настроенное на категорическое отрицание наличия политического кризиса в тот момент, когда только начала выстраиваться замечательная вертикаль власти, батькивщино-радикалов, держащихся за депутатские удостоверения крепче, чем медвежонок Пух за воздушный шарик.

От тарифоцида до тарифогейта

На практике при наличной конфигурации Рады и современном уровне развития отечественного парламентаризма задача самороспуска не решается ни математически, ни юридически.

Для начала следует все-таки напомнить, из каких корней произрастает история о возможности роспуска Верховной Рады путем сложения полномочий 150 народными депутатами. Основания для подобных предположений дает статья 82 Конституции Украины, которая гласит, что «Верховная Рада Украины является полномочной при условии избрания не менее двух третей от ее конституционного состава». То есть в данном случае магическим является даже не число 150, которое, как правило, фигурирует в заявлениях о возможности самороспуска путем сложения полномочий, а число 300. То есть в Раде должно быть не менее 300 депутатов, что составляет конституционное большинство, годное, в принципе, для принятия любых решений кроме завершения процедуры импичмента.

По данным официального сайта ВРУ, депутатский корпус насчитывает 416 «штыков». Еще в семи округах проходят выборы. Итого, после ближайшего воскресенья в стране будет 423 законодателя. Именно поэтому Юрий Бойко и заявляет, что к 43 отказникам, которых готов обеспечить «Оппозиционный блок», необходимы «80 с копейками», а вернее с одной копейкой, чтобы в сухом остатке оказалось 299.

Сколоченное по формуле 2+2 и в принципе годное для принятия решений большинство начитывает 265 карточек для голосования. Данной группе товарищей досрочные выборы абсолютно не нужны, равно как и 42 внефракционникам, у каждого из которых мандат уже есть, а в результате даже самой блестящей победы на досрочке двух мандатов все равно не выдадут.

Угнетенная мусорным скандалом «Самопомич» пока зависла в состоянии неопределенности относительно будущих устремлений. Поэтому в число сторонников новых выборов можно включить лишь «Оппоблок», «Батькивщину» и РПОЛ, способные выставить для решающей битвы всего 83 бойца. Как говаривал классик, узок круг этих революционеров. Не говоря уже о том, что батькивщино-радикалы пойдут на совместные акции с «Оппоблоком» лишь при 120-процентной гарантии премьерского кресла для Тимошенко и как минимум генпрокурорского мундира для Ляшко. То есть реально в число потенциальных отказников можно включить оппоблоковцев и разошедшегося с оными во взглядах на жизнь Вадима Рабиновича, неоднократно объявлявшего поиск 150 депутатов, готовых сложить полномочия. А это не более одной трети от необходимого количества.

Но даже если усилия того же много и красочно критикующего власть Рабиновича увенчаются успехом, то угрозы роспуска парламента по-прежнему останутся незначительными.

В истории независимой Украины парламент досрочно прекращал свои полномочия трижды: в 1994, 2007 и 2014 годах.

Механизм сложения полномочий использовался лишь в 2007-м, что стало лишь формальным обоснованием принятого в результате политических договоренностей решения о досрочных выборах.

В 2014 году была возможность прибегнуть к той же методе, но было решено не накапливать массу опасного прецедента. Даже ради перезагрузки власти рисковать мандатами энтузиастов не нашлось. Обошлись ликвидацией коалиции. То есть акты самоликвидации становились вовсе не результатом жарких баталий в сессионном зале, а стали следствием договоренностей, достигнутых в прохладе кулуарщины. Принцип «нет договоренностей, нет ничего» сведен до самой низкой степени замысловатости именно для того, чтобы облегчить процесс усвоения даже теми, кто появляется в сессионном зале пару раз в году.

Чрезмерно настойчивые попытки продавить тему в одностороннем порядке могут натолкнуться на такую стену непонимания, что отскок может оказаться несовместимым с политической жизнью.

Восьмой уровень перезагрузки власти

Любой специально обученный выпускник юрфака при необходимости на двух пальцах докажет, что согласно статье 82 Конституции «Верховная Рада Украины является полномочной при условии избрания не менее двух третей от ее конституционного состава», а, следовательно, данная норма применяется только к моменту избрания и более ни к какому иному. А на момент избрания Рады 8 созыва в ней было 420 с хвостом, в общем, столько, сколько надо и даже больше.

Поход в Конституционный суд за разъяснениями может растянуться если не на годы, то на срок вполне достаточный для перетасовки внутрипарламенсткой конфигурации.

К проявляющим упорство в желании расстаться с мандатом вполне годится статья 81, применяемая по принципу «на каждую хитрую гайку есть болт с левой резьбой».

Действительно статья предусматривает возможность досрочного сложения полномочий по личному заявлению. Но… «Решение о досрочном прекращении полномочий народного депутата Украины принимается большинством от конституционного состава Верховной Рады Украины». Заметьте, нигде не сказано, что по одновременно подавшим заявления депутатам и решения Рада должна принимать одновременно. То есть Сидорчука могут уволить мгновенно. А с Петренко – погодить на тот случай, если он вдруг передумает. А в случае присутствия в списке отказников депутатов-мажоритарщиков абсолютно ничто не помешает назначить на их округах новые выборы и пополнить законодательное собрание новыми исключительно конструктивно мыслящими элементами.

Кажущаяся невозможность применения подобных способов охлаждения парламентского кризиса, подберись он к точке кипения, отнюдь не должна вводить в заблуждение стороннего наблюдателя, в принципе, уже готового к любым политическим перипетиям. (Еще несколько лет назад назначение президента Грузии одесским губернатором, а Юрия Луценко - генеральным прокурором было возможным только в самых смелых политических фантасмагориях.)

При устоявшейся широте взглядов на действующее законодательство попытка массового отказа от нардеповских полномочий, скорее, грозит негативными последствиями лишь для самих участников данной разновидности политического флешмоба. А посему вполне годная для пересказов в студийной обстановке история не имеет ни малейших шансов к воплощению на данной параллели реальности.

Дмитрий Михайлов