Ду ю спик украиниш?

2231

Президент Петр Порошенко подписал указ «Об объявлении 2016 года годом английского языка в Украине».

Решение главы государства принято, «учитывая роль английского языка как языка международного общения, с целью содействия его изучению для расширения доступа граждан к мировым экономическим, социальным, образовательным и культурным возможностям, которые открывает знание и использование английского языка».

В указе говорится, что Кабинету Министров поручено разработать и утвердить комплекс мер на 2016-й и последующие годы, направленных на активизацию изучения гражданами английского языка. Речь идет, в частности, об организации на базе высших учебных заведений курсов по изучению английского языка, о содействии расширению преподавания в вузах дисциплин на английском языке, увеличении сети кружков во внешкольных учебных заведениях.

Также должно быть обеспечено проведение профессиональных конкурсов, олимпиад и других соревнований по английскому языку, развитие взаимного обмена учащимися и студентами между учебными заведениями Украины и стран, в которых английский язык является основным языком общения. Кроме того, должно быть проведено оценивание уровня владения госслужащими английским языком, и организованы курсы для его изучения. А правительству поручается проработать вопросы привлечения международной финансовой и технической помощи для реализации намеченных мероприятий.

По этому поводу можно сказать только: very good, wonderful, terrific! Безусловно, английский язык в современном мире является универсальным инструментом общения людей и продвижения бизнеса, и знать его хорошо бы всякому цивилизованному человеку. Это прекрасно, что сегодняшние руководители Украины говорят по-английски, показывая, что времена поменялись. Ведь в Советском Союзе знание иностранных языков не приветствовалось, и было уделом узких специалистов. А руководители страны и на русском-то были достаточно косноязычны, а уж об иностранных языках и речь не шла. Когда престарелый министр иностранных дел Андрей Громыко, карьерный дипломат, бывший в годы Второй мировой войны послом СССР в США, однажды публично прочел по бумажке речь на английском, это потрясло советских телезрителей.

Однако есть соображение, несколько омрачающее радость от лингвистической инициативы президента. Дело в том, что в Украине до сих пор не разобрались с состоянием государственного языка – украинского. Я имею в виду не его правовой статус, а реальный уровень владения украинским языком граждан Украины. За практически четверть века государственной независимости в нашей стране сделали крайне мало для популяризации и изучения украинского языка в тех регионах, где он традиционно пребывал на вторых ролях. Зато сделали максимум для того, чтобы привить людям из этих регионов негативное к нему отношение.

Прежде всего, в начале 1990-х годов в Украине под влиянием канадской диаспоры стали насаждать вывезенные сто лет назад в эмиграцию и законсервированные там диалектные варианты украинского языка. Не считаясь с исторической ситуацией и масштабами огромной страны, обреченной на языковую вариативность, попытались сдвинуть вопрос вширь в пространстве и назад во времени. И это вместо того, чтобы узаконить единые нормы украинского литературного языка во избежание разночтений и путаницы. В результате в одних школах «гелікоптери» доставляли больных «до шпиталів», а в других «гвинтокрили» – «до лікарень». В стране не была создана сеть бесплатных курсов изучения украинского языка, не были массовыми тиражами изданы дешевые словари и учебники, не запускались просветительские программы на радио и телевидении. Видимо, считалось, что в силу близости двух языков общей восточнославянской группы как-то оно само собой выучится. Публике не предлагались лучшие образцы литературы, кинофильмов, песен на украинском языке, которые могли бы реально привлечь привить к нему вкус и интерес. Урезание изучения русского языка в школах и вузах привело к тому, что у нас выросло несколько поколений молодых людей, которые толком не знают ни русского, ни украинского языков. Вместо компетентного и корректного диалога мы услышали спесивые обвинения в том, что «схидняки», дескать, в советское время были русифицированы и зомбированы, а наши учебники, словари и тексты украинских классиков якобы подверглись манипуляциям.

Что же в итоге? Фактически главным языком Украины прочно стал кошмарный суржик, нелепый украинско-русский гибрид, социальный маркер бескультурья и невысокого интеллекта. Когда я слышу по телевизору выражения типа «вкусни конхвэты» или «грязни полотэнця», мне очень хочется посмотреть в этот момент в глаза знаменитой Ирины Фарион, пламенного борца за соловьиную мову. И спросить, чи це їй до вподоби.

Нет необходимости лишний раз говорить о важности проблемы языка – даже во время АТО, выборов, блокады Крыма и прочих катаклизмов. Вспомним, как в день бегства Януковича перепуганные депутаты Верховной Рады с подачи нынешнего вице-премьера и министра культуры Вячеслава Кириленко отменили пресловутый закон Кивалова- Колесниченко, дав российской пропаганде повод обвинить Украину в том, что там запретили русский язык, и спровоцировав тем самым массу кровавых бед.

Конечно, незнание украинского языка не освобождает украинских граждан от изучения английского. Вдруг на этом поле повезет больше. Но что-то в это не очень верится. На зыбком фундаменте суржика можно построить разве что кривую хижину пиджин инглиш.

Игорь Левенштейн