Что можно выжать из Евровидения

2590

Три недели остается на размышления, чтобы определиться с местом проведения внезапно свалившегося на Украину Евровидения-2017.

Столицу конкурса, на роль которой пока что имеется шесть претендентов - Львов, Киев, Одесса, Днепр, Харьков и Херсон, – назовут 1 августа.

Перед этим, 22 июля будут выявлены два финалиста. Их заявки будут отправлены на рассмотрение в Европейский вещательный союз, который и примет окончательное решение.

Скептического ворчания «В такое глубоко кризисное время не до хиханёк и не до хаханёк, давайте лучше деньги отдадим социально незащищенным слоям населения» пока не слышно. Во-первых, у кого поднимется рука на что-либо, содержащее приставку «евро»? Во-вторых, отказ от мероприятия означал бы сдачу без боя позиций на таком ответственном участке информационного фронта как шоу-бизнес, что аннулировало все баллы, пополнившие копилку евродостижений в результате стокгольмского прорыва.

Believe в Европу

Отметим, что последние пару лет оказались крайне напряженными в сфере организации и проведения на территории Украины зрелищных мероприятий международного значения, а все старания немного лакирнуть налет цивилизационной периферийности с помощью полуучастия в таком мегапроекте как Евро-2012 оказались в значительной степени сведены на нет. При отсутствии в арсенале культмассовых мероприятий событий такого уровня как Каннский или Берлинский фестивали, церемония вручения «Оскара», этап Формулы-1 и даже межпланентный шахматный турнир, в необходимости которого убеждал аудиторию Остап Ибрагимович, имелась возможность привлекать внимание мировой общественности за счет проведения регулярных спортивных соревнований. Но едва ли не первым выдающимся актом после запуска процессов ценностной переориентации стал отказ от Евробаскета-2015. С одной стороны, отвалился головняк в виде необходимости строительства спортарен и наведения марафета в инфраструктуре. С другой, туристы, наплыв которых прогнозировал директор Евробаскета Лубкивский, поехали по другим адресам.

Упоминания о подаче заявки на проведение зимней Олимпиады во Львове начисто исчезло из публичного обсуждения.

Несколько раз Украина подавала заявку на проведение такого симпатичного соревнования, как чемпионат мира по хоккею. Конкурсный отбор 2014 и 2015 годов достаточно удачно не был пройден, иначе, как показал опыт Евробаскета, от проведения турнира пришлось бы отказаться. Планы побороться за мировое первенство в 2018 и 2019 годах остались в недалеком прошлом. Хотя, к примеру, абсолютно не далеко ушедшая по уровню социально-экономического развития от Украины докризисного образца Беларусь вполне успешно справилась с проведением турнира в 2014 году, установив рекорд посещаемости (около 650 тысяч человек, значительную часть из которых составили иностранцы).

Отсутствие масштабных зрелищных проектов в значительной мере способствовало сокращению иностранных туристов в Украине примерно в 15 раз всего за два года. В 2015 году Украину посетили чуть более 15 тысяч иностранцев с туристическими целями (в 2013 году таковых было более 230 тысяч). Всего в прошлом году в страну из-за рубежа приезжали 12,4 млн иностранцев, в два раза меньше, чем в 2013-м (24,6 млн. человек). В два раза обвалился и внутренний туризм. Если в 2013 году было более 700 тысяч любителей путешествовать по стране, то в 2015 году 357 тысяч.

В подобных условиях внезапно свалившееся Евровидение является просто подарком судьбы, на что указывает значительное количество претендентов на проведение, к тому же дающее право принять участие в освоении нескольких десятков миллионов евро.

Озвучиваемая величина затрат колеблется в районе 40 миллионов евро (более миллиарда гривен). Хотя, говорят, можно потратить и меньше. Прижимистые скандинавы и прибалты умудрялись влезть в смехотворные суммы (Мальме-2013 – 21 млн евро и совсем уже детские 8 млн евро - Таллинн-2002), что может принципиально войти в разрез с местными представлениями о приличиях. Среди наиболее затратных конкурсов называют московский – 44 млн евро и бакинский 180 млн евро (с учетом строительства новой арены). В Украине пока заявляют, что денег выделят в обрез и побьют все рекорды экономии. Но иногда планы приходится корректировать по ходу их реализации, как это произошло в Копенгагене, где заявленные изначально затраты в 15 миллионов выросли до 60-ти. Подобная траектория полета к заданной цели вряд ли огорчила бы и будущих организаторов Евровидения-2017, ибо правило «чем больше бюджет, тем приятнее его осваивать» еще никто не отменял.

Не менее значимым является и информационный потенциал действа в условиях перманентной угрозы досрочных парламентских выборов (да и президентские перегоны, если взглянуть на них из 2017-го, уже будут не столь отдаленными).

Отсюда вопрос, в чьи заботливые руки передать пусть небольшой, но очень важный проект, приобретает отнюдь не рядовое значение. Старательное взвешивание на безмене истории всех «за» и «против» приводит к выводу, что при всем богатстве выбора реальных претендентов на выход в финал не так уж и много.

В качестве будущей арены песенных состязаний практически все претенденты вряд ли могут предложить что-то кроме футбольных стадионов. Киевский дворец спорта, вмещающий в концертном варианте 9800 зрителей, явно не дотягивает до масштабов арен предыдущих конкурсов. (Стокгольмский «Эрикссон-глоб» и венский «Виннер штадкалле» вмещают по 16 тысяч зрителей, «Мальме-арена» - 15,5 тыс.). Хотя вполне сопоставим по вместимости с бывшей промзоной в Копенгагене, ставшей ареной Еровидения-2014. В иных городах-претендентах столь просторных помещений нет. Но сторонники проведения Евровидения в столице в качестве главной изюмины в «киевском торте» называют возможность установления рекорда посещаемости, если ареной музыкальных битв сделать НСК «Олимпийский».

Харьковское предложение провести песенный марафон на самой большой площади в Европе скорее следует отнести в разряд эмоциональных, поскольку конкурс проводится в закрытых помещениях (в случае с использованием стадионов данная проблема решается за счет установки временной крыши). Так что предложение стадиона «Металлист» гораздо реалистичнее, тем более, что в виду исчезновения с футбольной карты страны клуба с аналогичным названием, иного варианта применения арены не предвидится.

Львовяне сразу заявили, что могут предоставить «Львов-Арену», очевидно, и остальные претенденты изберут подобные варианты, что, в принципе, уравнивает их заявки со столичной. Но с точки зрения доминирующего при принятии ряда решений фактора политической целесообразности шансы Харькова, Одессы, Днепра и Львова представляются вполне скромными.

Вряд ли едва оформившееся в некое подобие «единой команды» центральное руководство сочтет целесообразным передавать столь лакомый информповод в руки политсил, окопавшихся на окраинах. Для президентско-премьерской команды львовский градоначальник на современном этапе гораздо симпатичнее в ипостаси «мусорного мэра», нежели организатора и вдохновителя европобед. Гиперактивность в информационном пространстве Михеила Саакашвили значительно понижает шансы Одессы. Фантомные боли развода по-американски, который пережили Петр Алексеевич с Игорем Валерьевичем, еще достаточно сильны, чтобы переходить в режим «останемся друзьями». А репутация крепкого хозяйственника харьковского мэра Кернеса прочна и без дополнительных стимуляторов. Поэтому выход в финал Киева и Херсона (у которого, пожалуй, нет никаких козырей кроме опыта проведения на территории региона массовых акций по перекрытию автотрассы) был бы политически зрелым и тактически грамотным решением. А если за пару месяцев до или еще лучше через пару месяцев после Евровидения-2017 будет отменен визовый режим со странами ЕС, то выдающиеся заслуги в проведении песенного конкурса вполне сгодятся в качестве опорных пунктов агитационного проекта «На второй срок».

Андрей Кравченко