Зачем Порошенко понадобился референдум?

666

Длительное время считавшееся крамольным понятие “референдум” стремительно возвращается в политический обиход. Выступая с торжественной речью по случаю Дня прокуратуры, президент Петр Порошенко анонсировал проведение всенародного голосования о вступлении в Европейский Союз и НАТО в обозримом будущем. Некоторая тематическая несопоставимость отечественной прокуратуры с Североатлантическим Альянсом по принципу «где бузина, а где дядька», настораживать не должна, так как в усложнившейся геополитической ситуации встречаются еще и не такие переплетения.

 

Мы начинаем плебисцит! Для кого? Для чего?..

С точки зрения резонерствующего стороннего наблюдателя, проведение всенародного голосования по таким, не имеющим никакого отношения к объективной реальности, вопросам, как вступление в ЕС, представляется бесполезной тратой времени и сил. Европартнеры на состоявшемся намедни Брюссельском саммите восточного партнерства в очередной раз подтвердили – тема не обсуждается.

Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер открытым текстом сообщил: "Этот саммит не о расширении или вступлении, мы развиваем наши отношения с важными соседями".

Тот же самый Юнкер в марте 2016 года прославился заявлением о том, что "Украина, несомненно, не сможет стать членом ЕС в ближайшие 20-25 лет". 

Польша и Венгрия грозятся блокировать сближение Украины с ЕС и НАТО по идеологическим мотивам.

Евронож в спину революции. К итогам Брюссельского саммита

На бытовом уровне ситуация выгляди примерно следующим образом. В загородном владении некоего абстрактного Петра Алексеевича раздается стук в ворота. Столпившая на пороге группа активистов сообщила: «Мы провели голосование, и большинство высказалось за то, чтобы стать членами вашего почтенного семейства». Прекрасная завязка для кинематографической комедии. Но в реальном быту у подобной истории вряд ли будет иное развитие кроме вызова секьюрити или нескольких десятков нарядов патрульной полиции.

Из штаб-квартиры НАТО тоже настойчивых предложений не поступает. Представители Альянса ограничиваются неопределенными заявлениями о том, что двери для всех открыты, что по существу более напоминает заявление: «Мы вам перезвоним».

Казалось бы, гораздо более актуальными выглядели бы референдумы по так называемым пенсионной, образовательной и медицинской реформам. Но не все, что лежит на поверхности, автоматически получает приоритет в актуализации.

 

Хорошо забытое старое

Несомненно, за проведение референдума говорит достаточно длительная история вопроса. Еще в октябре 2005 года Социал-демократическая партия Украины (объединенная) высказывалась за организацию всеукраинского голосования по вопросу о вступлении Украины в НАТО и в Единое экономическое пространство (ЕЭП).

В декабре 2006 года завершился сбор подписей за проведение референдума по НАТО. ЦИК признала действительными 4,43 млн подписей и постановила передать эти данные на рассмотрение президента Виктора Ющенко.

В феврале 2008-го руководство запрещенной ныне Компартии Украины предлагало провести референдум по тому же самому вопросу. Идею проведения всенародного голосования поддерживал и Блок Литвина, заявляя, что будет агитировать за внеблоковый статус.

В июле 2009 года окружной административный суд Киева даже обязывал президента Ющенко таки провести референдум, прежде чем предпринимать шаги по сближению с Альянсом (вопрос о вступлении в ЕС в те времена не стоял даже на уровне провластной пропаганды и агитации). Но не срослось. Третий президент поддерживал идею вступления, но результаты всенародного опроса с большей долей вероятности могли быть не в пользу данного курса. Поэтому от обращений к гласу народному решено было воздержаться.

К слову в те времена страну в НАТО также никто не приглашал, так что референдум носил бы скорее познавательный характер. А рассуждения современных политиков о том, что присоединение к Альянсу годами ранее гарантировало бы территориальную целостность, очень слабо пересекаются с объективной реальностью. Гораздо больше логики в рассуждениях о том, что вот уж если бы за последние два десятка лет управленческий класс – а, в основном, это те же самые люди, которые ныне находятся у власти или около нее – проявил хотя бы такой же уровень эффективности, как ближайшие соседи по цивилизационному выбору, то неприкосновенность границ была бы гарантирована мощью самой крупной в регионе экономики со всеми вытекающими последствиями.

В общем, в очередной раз тема референдума вернулась в информационное пространство после того, как ее оседлал действующий глава государства. С начала 2017-го президент несколько раз обращался к вопросу всенародного волеизъявления. Никаких конкретных шагов в направлении реализации плана «Референдум» пока предпринято не было. Но это скорее говорит лишь о том, что проект проходит стадию подготовки массового сознания. Проведение референдума в 2017-м, скорее всего, выглядело бы фальстартом и не принесло бы организаторам никаких политических дивидендов.

 

Почему референдум необходим?

Всенародное голосование, тем более по таким, имеющим могучий агитационный потенциал, вопросам, как вступление в ЕС и НАТО, несомненно, может стать центральным мероприятием грядущей избирательной кампании. На сегодняшний день, по гамбургскому счету, президентской политической группировке абсолютно нечего предъявить электоральным массам кроме, пожалуй, безвиза, актуальность которого растаяла в считанные дни после его объявления. Скорее, этот фактор, не будучи подкрепленным хоть чем-то еще, может сыграть отрицательную роль. Безвиз раздражает десятки миллионов людей, не имеющих средств на проезд даже в электричках, примерно так же, как окорока и форель, развалившиеся на прилавках, нервируют покупателя, едва наскребшего на пачку макарон.

Повышения минималки и пенсий коснулось пары-тройки миллионов, в то время как стремительный скачок стоимости продуктовой корзины нанес удар по абсолютному большинству населения. Если бы увеличение денежной массы само по себе было признаком роста благосостояния, то самой шикарной считалась бы эпоха Кравчука. Но этот исторический этап почему-то припоминают как период социальной катастрофы.

По теме «донбасского кризиса», с которым было обещано разобраться в двухнедельный срок, ныне действующего будут уничтожать как партия мира, так и партия войны. Не страдающий ни договороспособностью, ни способностью к реализации радикальных вариантов а-ля «хорватский сценарий» главнокомандующий загнан в жестокий цугцванг. Любой последующий ход только усугубляет положение на доске.

В чью пользу будут фальсифицировать президентские выборы?

В такой маловыгодной стартовой позиции подготовка и проведение референдума может создать у носителей избирательных прав иллюзию реальной сопричастности к созиданию истории. А ничто так не отвлекает от серости быта, как причастность к великим свершениям. То есть, излишне говорить о том, что почти каждый голос, поданный за правильное решение на референдуме, будет автоматическим голосованием за организаторов всенародного голосования. Технологическому блоку остается лишь определиться со временем проведения референдума: организовать его загодя и результаты подать в качестве победы доселе невиданной или же – в день президентских выборов, в расчете на то, что любой проголосовавший за вступление в ЕС тут же проголосует и за автора идеи.

 

А результат референдума выполнять совсем не обязательно

Критики референдума могут делать упор на то, что его результаты невозможно будет претворить в жизнь. Но именно это как раз и не является обязательным элементом программы. В 2000 году по инициативе второго президента Леонида Кучмы был проведен референдум, на котором граждане проголосовали за отмену депутатской неприкосновенности, сокращение депутатов до 300 и создание двухпалатного парламента. Ни один из пунктов не был реализован на практике, что, по большому счету, не причиняет никаких неудобств ни политическому бомонду, ни широким электоральным массам.

Дмитрий Михайлов