Зачем Аваков написал книгу о Ленине?

1168

Рано или поздно многие политики подходят к той черте своей условно творческой деятельности, когда, выражаясь языком поэта, рука тянется к перу, перо - к бумаге, дабы передать накопленный опыт или же просто впечатления, современникам, а если повезет, то и потомкам.

Писателями по совместительству были Цезарь, Наполеон, Витте и Черчилль, Троцкий и Сталин, Никита Хрущев и Леонид Брежнев.

Украинские политики не составляют исключения. Причем, некоторые приобрели на писательском поприще не абы какую известность. Мало кто читал книгу Леонида Кучмы "Украина – не Россия", но столь же мало кто не знает ее названия. Книги президентов номер три и четыре менее известны. Название произведения Виктора Ющенко "Вірю! Знаю! Можемо!" ровным счетом ни о чем не говорит массовому читателю, зато объем труда в 500 страниц  - впечатляет. Разжалованный из президентов Янукович тоже запомнился не столько стилистическим совершенством, сколько объемами, в его случае, гонорара – два миллиона долларов за книгу со столь же мало внятным названием "Діяти і перемагати".

По произведению Александра Турчинова даже сняли фильм с практически звездным актерским составом – Андрей Панин, Алена Бабенко, Алексей Горбунов, Сергей Гармаш и Алексей Петренко.

В общем, сообщение о презентации вышедшей из-под пера действующего министра внутренних дел Арсена Авакова книге о Ленине могло вызвать вопросы не столько по поводу самого творческого акта – с чего бы вдруг? – сколько по содержательной части.

Название книги "Ленин с нами?" практически полностью повторяет заголовок статьи того же автора десятилетней давности только с прибавлением вопросительного знака. Словно автор с товарищами собрался совершить перемещение в некотором заданном направлении и спрашивает: "Ленин с нами?"

Вопросительная интонация порождает некую интригу, что уже само по себе хорошо. Не менее удачным является и выбор главного персонажа, сколь бы странным этот выбор не казался на первый взгляд. Отошедший от дел более сотни лет назад вождь мирового пролетариата давно перестал интересовать читательскую публику. Во всяком случае, привести названия хоть пары его произведений способны лишь отличники по марксистско-ленинской этике, заработавшие свои "пятерки", как минимум, лет 30 тому назад.

И, тем не менее, возвращение Ленина в актуальную повестку дня в начале 21-го века более чем своевременно. А причастность к данному процессу именно представителей современного управленческого класса более чем оправдана.

Ланин, вышедший из-под пера действующего министра внутренних дел, – кровожаден, беспощаден, властолюбив и слабо ориентирован на общечеловеческие ценности, о чем свидетельствуют его неоднократно цитируемые автором телеграммы, в которых ключевым словом является "расстрелять". В общем, идеальный образ врага с обманчивой внешностью. Создание же образа врага является одним из наиболее простых приемов управления человеческими массами, и тем, кто не владеет данным видом политического искусства абсолютно нечего делать во властных коридорах. Ленин, выпавший из поля общественного внимания настолько, что перестал встречаться даже в анекдотах, подходит на роль "врага номер один" не столько сам по себе – хотя мысли его были темными, а свершения ужасными – а скорее в качестве олицетворения всего советского проекта, который, по версии нынешних провластных сил и обслуживающих их работников идеологической сферы, то ли возвращается, то ли не до конца искоренился. В общем, мешает жить лучше и, соответственно, веселее.

Попытки загрузить в информационное пространство темы, которые к проблемам современного этапа не имеют ровным счетом никакого отношения, являются следствием глубочайшего  кризиса управленческого класса и его же первейшим признаком. Иными словами, если потребитель информпродукта начинает замечать преобладание в новостных лентах того, что невозможно "намазать на хлеб", он смело может делать вывод о кризисе жанра в среде элитарных слоев населения.

В данном случае следовало бы констатировать, что при всех недостатках "махрового совка" существующему управленческому классу так и не удалось  создать сколь-нибудь пригодный к реализации контрпроект, сведя свою основную функцию к эксплуатации (по иной версии, проеданию) накоплений 30-летней давности. Ни одна из отраслей экономики, социалки, культуры или научной деятельности не пережила качественного скачка и, соответственно, не стала своеобразным национальным брендом, как космос, балет и хоккей с шайбой для того же самого пресловутого "совка". И если, к примеру, на Харьковском авиационном заводе поздние большевики выпускали 60-70 плохих самолетов в год, то не выпускать их вовсе оказалось отнюдь не лучшим ответом на исторический вызов. Аналогичная схема справедлива и в приложении ко всем прочим сферам деятельности и знаний. Плохие медицина и образование не повод отказываться от оных вовсе, как минимум, для низших слоев населения.

Однако на смену плохому не пришло ровным счетом ничего хорошего. А посему наиболее грамотным с точки зрения теории управления массовым сознанием ответом на вопрос социально незащищенных слоев населения "Почему уровень, собственно говоря, всего стремительно падает вопреки предвыборным обещаниям" является нечто вроде… "Мн-мн… А вы знаете, каким тираном и деспотом был Ленин?" И так должно повторяться до тех пор, пока вопросы народных масс не начнут соответствовать заранее подготовленным и утвержденным ответам со стороны инородных элит. Ведь как говаривал дядя Федор, чтобы изгнать Ленина из сознания, надо сначала внедрить Ленина в сознание. А для тестирования качества внедрения необходимо время от времени спрашивать: "А Ленин с нами?"

Дмитрий Михайлов