Враг номер один, или Конец отечественной педагогике

940

Источник волнообразования иногда оказывается столь силен, что камень давно уже утонул и закопался среди ила, а круги по воде продолжают расходиться. Казалось бы, история со ставшим знаменитым на всю страну "харьковским тортом" полностью исчерпала свой скандалообразующий потенциал. Фактически ставшая символом борьбы с "учительским произволом" харьковская шестиклассница Диана встретилась с самими Дзидзьо, специально прибывшим в Первую столицу на волне возмущения тортовым скандалом в 151-й школе (предысторию читайте – "Харьковский торт, или Праздник великой травли").

Реплика Дзидзьо "И если вы будете иметь какие-то вопросы, я просто приеду и выясню с вами эти вопросы" призвана стать грозным предупреждением всему педколлективу школы, который, судя по всему, и без того будет стараться обходить ученицу десятой дорогой, руководствуясь несвойственным отечественным педагогам правилом "как бы чего не вышло".

Не менее прозрачным намеком стало сообщение, распространенное организацией "Благовест", о посещении школьной дирекции адвокатом, представляющим интересы оставшейся без торта школьницы и ее родителей.

Не обязательно, но не исключено, что отныне любой косой взгляд в сторону учащейся будет расцениваться как элемент буллинга. Во всяком случае, не факт, что у педработников возникнет хоть какая-то мотивация проверять подобное допущение на практике. Изгнание с громким скандалом – это вряд ли то, к чему стремится даже наименее дорожащей своей низкооплачиваемой должностью преподаватель.

Не успевшие к началу разбора предпринимают попытки еще раз раскочегарить остановившуюся паровую машину скандала.

3 ноября (то есть спустя две недели после "несчастного случая" в 151-й школе, десятков новостных сюжетов в СМИ, увольнения классного руководителя и выговора директору) возле памятника Тарасу Шевченко состоится акция в поддержку пострадавшей школьницы. И если поставить дело на хорошую информационную основу, то может получиться неплохая компания всегосударственного масштаба по выявлению учителей, подвергающих учащихся травле. Данная акция вполне могла бы войти в историю отечественного образования под заголовком "Большая школьная чистка". К тому же, за дополнительными поводами дело не стало.

Не менее леденящую сознание историю донесли неравнодушные граждане из Львовской области. В одной из школ города Стрыя учительница собирала деньги на приобретение учебников. Ученица 4-го класса, родители которой не сбрасывались, была отсажена таким образом, чтобы лишиться возможности заглядывать в книги одноклассников. Как и в случае с тортом сработал основной закон капитализма "нет денег – нет книги". Историю, хоть и не столь активно, подхватили масс-медиа, что дает все основания говорить о тенденции нарастания пристального внимания общественности к противостоянию родителей и учителей.

Содержание многочисленных фейсбук-постов представителей родительской массы указывает на отношение к школе, как к среде исключительно враждебной. Віражаясь язіком идеологических клише, для части родителей школа - враг номер один. Список претензий достаточно широк, но основные вполне поддаются пересчету: нет – школьной форме, нет – уборке в классе, нет – сборам денег (хотя в тортовом случае родители собирали вовсе не на школу, а именно на торт), нет – домашним заданиям… И в целом преподавательский состав, по версии заказчика услуг, учит плохо, уделяя основное внимание травле, оскорблениям, унижениям, а то и избиениям учащихся. Во всех школах. В каждом классе. Едва ли не на каждом пятачке школьного пространства.

Подобный уровень взаимопонимания между родителями и учителями как бы намекает, что отечественная педагогика находится на последнем издыхании, и припарки в виде рассказов о так называемой "новой украинской школе", в стенах которой разумное, доброе, вечное должно не только посеяться, но взойти и расцвести, совершенно бесполезны. Утрачен главный элемент педагогики – доверие.

Прежде всего, не следует забывать, что педагогика – это не волшебное слово, превращающая тыкву в академика Капицу, а набор достаточно жестких приемов манипуляции индивидуальным и коллективным сознанием. Передавать собственного ребенка манипулятору, который не пользуется доверием – это все равно, что обращаться к врачу, компетенция которого вызывает сомнения. И глупо, и нелепо.

Пункт номер два, не подлежащий забвению – кадровый состав школьных коллективов формируется по принципу отрицательной селекции. На столь низкий уровень заработной платы, социальной, правовой и психологической защиты нередко соглашаются те, у кого не хватило усердия и сноровки устроиться на лучшие места. А, следовательно, перефразируя одного из классиков, можно сказать: "Других учителей у нас для вас нет".

Заставить преподавательский состав быть большими педагогами, чем они есть на самом деле, страхом и террором – столь же нелепо, как избиением оглоблей заставить лошадь мчаться со скоростью автомобиля.

Это образование сломалось, давайте другое. Именно таким образом сегодня следует ставить вопрос, а не пытаться завести машину, у которой все равно нет колес. Следовательно, и так называемая "новая украинская школа" должна строиться по иным технологиям: не по размытому принципу "за все хорошее, против всего плохого", а на основе четкой регламентации прав и обязанностей. Ведь именно полное непонимание оных и учителями, и родителями порождает основную массу недоразумений. Такое понятие как протокол в современном образовании, основанном на тотальном недоверии и взаимном негативе, становится еще более актуальным, нежели в сфере медицины, где оно давно является нормой жизни.

На практике это могло бы выглядеть примерно так.

Поскольку в условиях недоверия к учителю необходимость в так называемом творческом подходе отпадает автоматически, поурочные планы должны быть унифицированы и утверждены на уровне министерства. Преподаватель в соответствии с хронометражем (плюс-минус 2 минуты) выполняет данный план. Учащийся обязывается неукоснительно следовать распоряжениям учителя в соответствии с планом, все отклонения от которого или же дисциплинарные нарушения фиксирует камера наблюдения. Регулярно не соблюдающий план учитель отправляется на переквалификацию. Нарушивший распоряжение учителя учащийся вместе с родителями отправляется на дисциплинарную комиссию с возможностью передачи дела в административный суд и наложением денежного штрафа.

Дружба учителей с учениками, доверительные отношения и прочие пережитки "совка в образовании" строго запрещаются как элементы манипулятивного воздействия. Привлечение школьного психолога – с письменного согласия родителей, заверенного нотариально. Встречи родителей с учителями возможны только в суде, где адвокатская поддержка учителей, ввиду мизерного денежного содержания, осуществляется за счет государства.

Походы в театры, кино, выставочные залы, организация спортивных соревнований, культмассовых мероприятий и прочие внешкольные акции переходят полностью в компетенцию родителей.

Как говорят шахматисты, этюдное решение.

На первый взгляд схема выглядит фантастично. Но на сегодняшний день (пока еще ученые не научились загружать знания и навыки прямым воздействием на головной мозг) это единственный эффективный способ избавиться от буллинга, травли, унижений, оскорблений, обид, поношений, попраний, поруганий, уязвлений и афронтов.

Екатерина Павловская