Украинские шмели атакуют рынки ЕС

1154

Вместо эпиграфа

«Мохнатый шмель на душистый хмель»

(Редъярд Киплинг, «Мохнатый шмель»)

 Одной из наиболее громких сенсаций 2016 года было сообщение о том, что отечественные экспортеры стремительно наращивают продажу за пределы страны соломы. Редкая новостная лента обошлась без материала с заголовком: «Украина наращивает экспорт соломы», «Экспорт украинской соломы в июле побил все рекорды» и «17 неожиданных фактов о соломе».

Действительно в июне 2016-го экспорт соломы составлял 20 тонн, а в июле был совершен семикратный рывок вперед – 140 тонн. Стоимость соломы на внутреннем рынке составляет в зависимости от расфасовки от 400 до 1000 грн. То есть объем экспорта в рекордный месяц оценивался от 2000 до 5500 евро. Не густо. Но и не пусто.

Уже в начале февраля 2018-го – очередная сенсация. Отечественные экспортеры резко нарастили продажу шмеля – перепончатокрылого насекомого из семейства настоящих пчел. Аж на 48%. Чтобы понять всю стремительность скачка, можно привести следующий пример: если бы вся экономика страны развивалась с такой скоростью, то уровень дружественной Польши был бы достигнут через 4 года, а еще через 4 года страна вышла бы на второе место в Европе после не менее дружественной ФРГ.

Если кто не в курсе, шмель – крайне полезное насекомое, которое используется в сельском хозяйстве с целью естественного опыления растений, что немаловажно.

Деньги в этой сфере пока крутятся тоже не большие. Рост с 50 тонн за первые три квартала 2016-го до 73 тонн за первые три квартала 2017-го позволил экспортерам шмелей срубить более 300 тыс. долларов. И то только потому, что отечественный шмель стоит примерно 4,2 доллара за кило, что раз в 10 дешевле, нежели импортный. Параллельно в страну за указанный срок ввезли шмеля на 410 тыс. долларов, хоть и всего 10 тонн. То есть по 41 доллару за кило. Такая вот неприятная жизненная несправедливость.

Казалось бы, шмель не углероды, не станки, не IT-технологии. Но как утверждают конструкторы бизнес-схем, деньги следует делать на всем, что не противоречит, конечно же, действующему законодательству.

Но как говорится, не шмелем единым. И уж тем более, не соломой. За период действия зоны свободной торговли со странами Евросоюза отечественному товаропроизводителю удалось нарастить экспорт по целому ряду позиций, параллельно сократив – по целому другому ряду.

Стремительный рост

В «малинном сезоне» (с июня по ноябрь) 2017 года экспорт замороженной малины в страны ЕС вырос в 52 раза по сравнению с аналогичным периодом 2013-го. Было продано 8 тысяч тонн замороженной малины против 155 тонн. Следует отметить, что отечественные малиноводы взяли под контроль 99% рынка замороженной малины ЕС.

В январе-ноябре 2017-го было экспортировано в ЕС 2,3 тыс. тонн сливочного масла, почти в 7 раз больше, чем за аналогичный период 2016 года.

В два раза вырос экспорт свинины по сравнению с 2016-м – до 4,6 тыс. тонн. Битва за свиной рынок ведется с очень переменным успехом. В 2013-м был небольшой провал – 1,6 тыс. тонн. В 2012-м – небольшой подъем – 9,6 тыс. тонн. Но в целом объем продаж – не критичен, порядка 10 млн долларов.

А еще отечественные кукурузоводы нарастили экспорт в Турцию, хоть и сократили общий экспорт. Плюс к тому вырос экспорт маслосемян. Лучше торговали шоколадом, что в денежном выражении составило раза в два с половиной больше, нежели экспорт свинины. К тому же резко вырос экспорт ковров, пшеницы в Индонезию и елочных игрушек в Нидерланды. И еще продажи меда выросли на 20%. В общем, кое-какой прогресс в стратегических экспортных отраслях – налицо.

И это несмотря на то, что беспошлинные квоты экспорта в страны ЕС выбираются со стремительной быстротой. Квота на продажу основных экспортных товаров – пшеницы и кукурузы –  в нынешнем году была выбрана за 5 дней.

Кое-какое падение

Сокращение экспорта по большей части наблюдается в отраслях, которые выпадают из концепции построения «аграрной сверхдержавы». За последние 4 года экспорт автомобилей был практически прекращен. Если в 2013-м он доходил до 40 тысяч единиц, в 2014-м – более 4 тысяч, в 2017-м – порядка 500 единиц.

Примерно на 20% в 2017 году сократился экспорт стали, что незначительно подпортило показатели экспорта металлургического комплекса, объем которого составляет примерно четверть всех зарубежных продаж. Также был свернут экспорт продукции вагоностроения.

Но в целом по году, вошедшему в отечественную экспортную историю знаменитым «прорывом шмелей», кабмин Гройсмана может рапортовать о серьезном скачке вперед. Экспортные поступления продемонстрировали существенный рост – только за 11 месяцев 2017-го плюс три миллиарда, чем за весь 2016-й год, и по итогам года превысят 40 миллиардов. А что такое три миллиарда для страны на современном этапе, можно отследить по тем сверхусилиям, перемежающимся с имиджевыми сверхпотерями, которые предпринимает главное должностное лицо, выколачивая из партнеров хотя бы один кредитный миллиард. А его еще с процентами придется возвращать. И если взятые темпы сохранятся, то уже примерно к 2022 году будет достигнут уровень 2013-го.

Дмитрий Михайлов