Третье послание Порошенко. Сам не будет и другим не даст

1022

Особенностью нынешнего новогоднего послания президента Порошенко является его порядковый номер – третий. А это означает, что большая часть работы именно в этом направлении остается позади. 

Пересечение экватора задает тон второй части пути, определяет его основные цели и задачи или хотя бы представления о том, как они должны выглядеть. Если основные темы посланий образца 2015 и 2016 годов носили декларативный характер – «единая страна» и «европейское завтра» - то третья попытка стала возвращением к конкретным практическим вопросам, интересующим по большей части политический бомонд, и для решения которых требуется не столько деятельное участие ширнармасса, сколько проявление понимания с его стороны – так надо для дела.

Несущие минимальную смысловую нагрузку, но вполне пригодные на роль идеологических штампов тезисы об энергетической независимости, адаптации к новым условиям и восстановлении экономического потенциала выполняют декоративную функцию подводки к основной части, примерно так же, как суровому семейному быту предшествует какая-никакая свадьба.

Первый тайм Петра Порошенко

Наступивший год, по версии действующего президента, особенный. Это – год столетия Украинской национальной революции. (Очевидно, имеется в виду создание Центральной Рады 4 марта 1917 года через пару дней после победы  Февральской революции и отречения императора Николая Второго).

Традиционные для современной политической риторики отсылки к «преданьям старины глубокой» в данном случае обретают вполне конкретный практический смысл.

«Тогда украинцы вместо того, чтобы сплотиться против внешних угроз, воевали между собой. И сейчас, если не сделать выводов, бездумное политическое противостояние может легко вернуть экономику назад - в пике. Политику – погрузить в анархию. А страну – сделать добычей агрессора», - сообщили президентские райтеры с достаточно четким указанием на то, как следует трактовать проявления оппозиционной активности и неконструктивные представления о гражданских правах и свободах в год 100-летнего юбилея.

Неспешная, но последовательная вертикализация власти создала достаточно прочный информационный и административный задел для трактовок отклонения от генеральной линии ведущей партии и правительства на расстояние, превышающее статистическую погрешность, как неприкрытое проявление пятоколонности и шатунности.

Упоминание о столетии революции появляется в работах авторского коллектива не впервые, поэтому сопровождается, в сущности, не противоречащей логике, но и не утверждающей ее торжество фразой: «О важнейших уроках истории не стоит забывать даже в новогоднюю ночь». (Уроки математики, физики и географии имеют отнюдь не меньше оснований на то, чтобы их не забывали в ночь с 31 декабря на 1 января.)

Основная ударная мощь новогоднего месседжа содержится в нижеследующих строках: «Я сделал выводы. Чужих ошибок – не повторю. И другим – не дам. Главной своей задачей вижу поддержку надлежащих политических условий для развития страны».

Фраза «я сделал выводы» - определенно намекает на то, что оратор является обладателем более обширных знаний о сущности бытия, нежели прочие, что обосновывает его приоритетное право на пребывание у пульта управления полетом.

«Чужих ошибок – не повторю» - создает эффект наличия глубокой жизненной мудрости, замешанной на несгибаемой политической воле.

«И другим – не дам» - приступы альтернативщины и плюрализмов заносятся в разряд «чужих ошибок», повторение которых является, как минимум, нежелательным.

Прелесть обозначения главной задачи как поддержки надлежащих политических условий для развития страны заключается в отсутствии конкретики, что позволяет любые действия втиснуть между сигнальными понятиями «надлежащие» и «развитие». Франклин Рузвельт видел решение подобной задачи в реализации «нового курса». Лидеры Северной Кореи - в самоизоляции. Британские премьеры викторианской эпохи – в укреплении колониальной системы. Генрих Восьмой – в истреблении части населения страны, не вписавшейся в экономическую модель времен огораживания, Михаил Горбачев – в демократизации и гласности и так далее… Данные примеры, конечно же, не имеют никакого отношения к современной действительности и не могут использоваться в качестве исторических параллелей. Но на фасаде всех данных начинаний тоже было начертано «поддержка надлежащих политических условий». Так что в подобном вопросе крайне важно не столько, что на вывеске, сколько, что за ней.

Еще одной не то чтобы знаковой, но заметной чертой третьего новогоднего послания стало резкое снижение агитационного ресурса евроинтеграционной риторики, выразившееся в отказе от пафоса и эмоций, которыми ранее сопровождалось все с приставкой «евро». Поэтому изъятие из арсенала идеологических клише безвизового режима и права украинцев свободно перемещаться по странам Европы явилось максимально оправданным и своевременным.

Подведение итога выступлению фразой «Все будет хорошо» созвучно бессмертной пушкинской строкой «И лучше выдумать не мог». Что выглядит выигрышным сразу по двум позициям: несет заряд позитива и служит многоступенчатой аллюзией к классике мировой литературы.

В запасе у действующего гаранта осталось еще два подхода. Что прозвучит в пятом, за несколько минут до 2019-го – более-менее понятно: педалирование темы безальтернативности станет одним из национальных видов спорта. Содержание четвертого пока представляется более размытым. Помимо максимально успешного проведения Евровидения и стабилизации стабилизированного пока ничего достойного анналов не предвидится. Но не зря глава государства в первом предложении нынешнего обращения использовал словосочетание «верить в чудо». При отсутствии иных более-менее внятных перспектив данная формулировка тоже вполне может стать руководством к действию.

Андрей Кравченко