Теперь еще и Черчилль наших дней

868

С древнейших времен известно, что проведение исторических параллелей является одним из наиболее простых и достаточно эффективных способов манипуляции общественным сознанием. Прием универсален: с одинаковым успехом используется как для того, чтобы выставить некий объект в максимально приглядном свете, так и чтобы втоптать его в грязь, как минимум, на три четверти.

Как работает данная технология можно рассмотреть на появившемся совершенно недавно примере «Порошенко - Черчилль наших дней», которому, вне всякого сомнения, суждено занять достойное место в разделе «классика жанра».

С кем (чем) только не сравнивали действующего главу государства. Чаще всего пытались провести параллели между функционирующим гарантом и его предшественником, разжалованным и президентов Януковичем. Причем, с ярко выраженными попытками расставлять акценты не в пользу первого.

Немецкий историк Михаэль Песек в открытом письме Президенту Порошенко попытался провести параллели между ним и бывшим президентом Ирака Саддамом Хусейном, который изначально рассматривался Соединенными Штатами в качестве союзника, а затем был свергнут в 2003 году в ходе американо-иракской войны.

Критикуя назначение Юрия Луценко генеральным прокурором,  известный отечественный радикал Ляшко провел параллели между первым лицом и Гаем Юлием Цезарем Августом Германиком, более известным в популярных исторических рассказах под прозвищем Калигула. Последнему приписывается желание сделать консулом своего любимого коня Инцитата, что стало классическим образчиком парадоксальной кадровой политики.

Один независимый политолог заметил, что в студии телеканала NewsOne портрет Порошенко разместили радом с портретом Мерилин Монро и тут же озадачился вопросом: «Что бы это значило?»

Стремящийся быть всегда в самых горячих точках медиа-пространства экс-губернатор Одесщины Михеил Саакашвили постарался блеснуть оригинальность и сравнил президента с пивом, сообщив широкой зрительско-читателькой аудитории буквально следующее:
«Есть виски, когда ты пьешь водку или виски, организм мобилизуется, восстает, защита включается, потому что организм понимает, что это яд и отрава. Знаете, какой самый опасный алкоголь? Пиво. Когда ты пьешь пиво – оно всего 12 градусов – организм думает, что это пища, и ты принимаешь все больше, и больше, и больше. Вот Янукович – это была водка, это был виски, это была бормотуха какая-то. Порошенко – это пиво».

Но все это было явно не то. Поэтому поиски аналогий продолжались, пока, наконец, в рамках концепции «важнейшим из искусств для нас является кино» активно поддерживающий действующего президента пользователь Фейсбука не посетил кинокартину британского режиссера Джо Райта «Темные времена» - байопик о жизни и творческой активности премьера Великобритании Уинстона Черчилля. Обнаружение некоторых аналогий – поведенческие особенности во время вооруженных конфликтов - подтолкнуло к продвижению в массы лозунга «Порошенко – Черчилль наших дней», что, не исключено, было санкционировано представителями ныне живущего участника исторической параллели.

На первый взгляд яркий и смелый технологический ход скорее займет место в специализированных учебниках в рубрике «Как не надо использовать исторические параллели».

Существует такое понятие – «хватили лишнего». Это один из главных недостатков аналогии, если на время отбросить, что все исторические параллели, как уже было неоднократно доказано, хромают на обе ноги.

Наложенная на недавний «мальдивский скандал» идея о «Черчилле наших дней» сыграла скорее против имиджа первого лица, так как первое (ибо лежало на поверхности), что пришло в головы критикам концепции, было моделирование ситуации, в которой Черчилль в разгар битвы за Британию отправляется на Мальдивы осваивать полмиллиона фунтов стерлингов, параллельно владея макаронной фабрикой в Ганновере. Казалось бы, банальщина, а возразить нечего. Невнятные рассказы о том, что человек устал, встречаются абсолютным большинством сограждан недолжным уровнем сочувствия, а граничащими с сарказмом репликами: «Чтобы все так уставали». Это реальный минус, не рассмотреть который на стадии подготовки черчилль-проекта было просто невозможно.

Второй недостаток – низкий уровень достоверности. Фраза из вышеозначенной картины «Я не могу предложить ничего, кроме крови, тяжелого труда, слез и пота» звучит достоверно только в исполнении премьера Черчилля. Перенесенная в цитатник действующего президента она утрачивает весь свой пафосный потенциал, вызывая эмоции совершенно противоположные ожидаемым.

Данный феномен в свое время описывал Сергей Довлатов:

«У Гоголя: открывается дверь, входит черт. Верю. У писателя Иванова: открывается дверь, входит учительница. Не верю».

Как видим, крупных минусов всего два, но их пагубность заключается в том, что в данном случае даже при умножении они не дадут плюс.

И если в случае сэра Черчилля, который временами подвергался уничтожающей критике, история еще кое-как что-то, что называется, «расставляет по местам», среди груды недостатков персонажа выделяя и выдающиеся заслуги пусть даже мифологизированного характера, то в случае с современным фигурантом исторической параллели даже на это надеяться нет никаких оснований. Хотя бы потому, что ни один из последователей этого не позволит. В лучшем случае, нынешняя эпоха войдет в историю, по аналогии с правлением президента номер три, как «время упущенных возможностей». В худшем случае… Впрочем, не будем забегать вперед. Дадим волю фантазии историческим интерпретаторам будущего. Не исключено, что у них родится нечто свежее и оригинальное. 

Дмитрий Михайлов