Ползучая контрреволюция, или Вертикаль, которую построил гарант

2037

Понятие "вертикаль власти" в местном информационном пространстве, благодаря усилиям разжалованного из президентов Виктора Януковича и главы одного из сопредельных государств, приобрело не вполне позитивный оттенок. Но как показали перипетии развития новейшей отечественной политической истории, без нее – без вертикали – тоже никуда. Хотя не все готовы смириться с данным медицинским фактом.

Громогласный набатный звон донесся с персональной страницы нардепа от БППшной фракции Мустафа Найема, заронившего в неокрепшие души читателей зерно сомнения в успешности "нового курса" репликой: "Ну, все, эта реформа поломалась…"

Верховная Рада проголосовала за возвращение президенту права единоличного назначения глав местных государственных администраций и их заместителей без проведения ставших уже привычными  конкурсов.

Новый закон также отменил требование о разделении политической деятельности и государственной службы. Губернаторы и их заместители снова смогут заниматься политикой на государственной службе, фактически возглавляя предвыборные штабы президента и правящей партии на парламентских и президентских выборах.

"Это не зрада, конечно, просто еще одно проявление ползучей контрреволюции", - сделал выводы автор поста, параллельно обогатив.

По версии полупровластного, полуоппозиционного нардепа, новая правовая норма призвана выполнить функцию первой ступени предвыборного ресурса в кампании 2019 года, что, в принципе, не столь далеко от истинного положения вещей с небольшими поправками.

Ступень далеко не первая. И, скорее всего, даже не вторая.

Первой было аккуратное, но решительное (и не исключено, что и безвозвратное) выпиливание премьера-камикадзе из кабины пилота "авиалайнера реформ", призванного протаранить комплекс накопившихся социально-экономических проблем.

Изгнание торговца мечтами из храма реформ происходило на фоне оптимистических настроений, описанных в расхожем анекдоте позднесоветских времен (пессимист уверен, что хуже уже не будет, а оптимист, что будет). Социально-экономическая ситуация, даже несмотря на открытие фабрики по пошиву чехлов для автомобилей, ухудшилась. Зато вместо Яценюка, пытавшегося изображать самостоятельную фигуру, пост номер два в государстве получил специалист, лишенный внешних признаков политической амбициозности.

Шагом номер два стало значительное расширение президентских возможностей проводить на должность генпрокурора не просто любого, а абсолютно любого гражданина без всяких заморочек на профессиональные ограничения, что привело к построению еще одного этажа вертекале-властной конструкции, практически без всяких возражений представителей младореформаторского крыла.

К продвижению проекта крайне немаловажной пристройки к вертикали – отмены неприкосновенности парламентариев – нардеп Найем персонально попробовал приложить руку, объявив крестовый поход против депутатской неуязвимости (достаточно условной) в рамках протестного проекта 17.10.17.

Новый шаг – купирование излишних формальностей при назначениях губернаторов – был настолько очевидным, что квадратирование глаз по данному поводу следовало бы отнести более на счет проявлений провинциальной театральщины, которую не имеющие возможности позволить себе профессиональных имиджмейкеров политики считают обязательным атрибутом публичной персоны.

Во-первых, с 10-процентным рейтингом за считанные месяцы до старта президентской компании у команды действующего главы государства просто нет другого выхода.

Во-вторых, и первой позиции более чем достаточно, потому что проиграть выборы вышеозначенный политический кластер просто не имеет права. В противном случае следующую пятилетку политически озабоченная часть общественного актива проведет не в борьбе с популизмом и окончательном прощании с советской империей, а в генерировании и ретрансляции гневных заявлений о немедленном привлечении "папередников" ко всем видам уголовной и политической ответственности. Подобные будущие события, конечно же, ничем не могут грозить представителям разряда "ныне действующих", тем не менее, изрядно раздражают последних еще до своего наступления.

Исключительная ненадежность электоральных масс просто вынуждает к организации кое-какого контроля за слабо предсказуемым волеизъявлением, сколь бы это не вызывало ропот отдельно взятых политических комментаторов. Тем более что поднимать кипиш, когда вертекале-властный самострой находится уже в фазе узаконивания, поздновато. Как в подобных случаях говаривала девица Перепелицина из села Степанчикового, снявши голову по волосам не плачут.

Перелицевание президентско-парламенсткой республики в парламентско-президентскую, о несомненной пользе которого постоянно твердили представители партий власти, в эпоху своего пребывания в оппозиции или же в предпроектном состоянии, крайне мало что изменило в сущности отношений между управленческими структурами. Четыреста с лишним парламентариев ровным счетом ничего не смогли противопоставить воли, энергии и личностному обаянию одного человека, резко переместившись с позиций доминирующих в положение доминируемых.

Единственным выходом из крайне неловкого для парламентариев положения было бы внесение в основной закон изменений в части отмены института президентства как такового. Но поскольку это невозможно даже на уровне пьяных фантазий, то гораздо более занимательным времяпровождением для законодателей может стать политическое прогнозирование в части дальнейших перспектив строительства здания властной вертикали. В наиболее глухих закутках коридоров власти можно даже заключать пари: какой этаж станет следующим? Отжим крайне интересного министерства у товарищей по революционной борьбе или же посадка одной немного не досидевшей персоны, дабы лишний раз не раздражать электоральные массы иллюзиями альтернативности.

 

Екатерина Павловская