Надя Рэмбо, или Особенности голливудского мышления

2257

Великая голливудская кинематографическая революция, о необходимости которой в свое время твердили Чарли Чаплин и Марлон Брандо, свершилась.

Эра супергероев, сколь причудливо они не выглядели бы, докатилась и до наших окраин не только на экранах, но и в объективной реальности данной нам в ощущениях. Наглядным подтверждением этому стала длинная очередь у здания Верховной Рады из персон, подлежащих проверке на входе, дабы исключить пронос вооружения и боеприпасов в стены законодательного собрания в соответствии с законом, в пожарном порядке подписанном главнокомандующим. Попытки нагнетания атмосферы страха и угнетенности еще довольно далеки от классических хичкоковских саспенсов, но решительные шаги вперед в деле создания крепенько скроенного политического триллерочка - как  говорится, налицо.

Конечно, это было бы невозможным без настоящих или хотя бы более-менее сносных авторов драматических историй. И приятно отметить, что наконец-то в креатив-группах действующей власти таковые, судя по всему, появились.

Знакомство с представлением Генпрокуратуры о снятии депутатской неприкосновенности с внефракционного депутата Савченко однозначно приведет специалистов к выводу, что провластной команде все же удалось создать историю хоть и не с выдающимся по оригинальности сюжетом, но нанизанную на прочный, несгибаемый драматургический стержень.

Итак, по версии, утвержденной генпрокурором Луценко, нардеп Савченко и медиараскрученный общественный деятель Владимир Рубан вступают в преступный сговор с самопровозглашенными террористами так называемой ДНР Захарченко и неким Тимофеевым. В дебюте придраться абсолютно не к чему, так как такой прием, как сбор команды крепких парней – Доцент, Хмырь, Косой и Василий Алибабаевич, великолепная семерка, Элли и дровосеки – широко известен и в литературе, и в сценическом искусстве.

С постановкой цели, которая в обязательном порядке обязана присутствовать у героя (или антигероя), проседаний тоже нет. В данном случае это совершение тотального зла – покушение на членов партии и правительства – или же свершение акта возмездия (здесь авторы оставили зрителям зазор для самостоятельного прочтения ситуации). Далее, напомним, действующие лица должны были обстрелять здание парламента из минометов. Кто это должен был сделать – интрига. Возможно, Владимир Рубан, хотя существует предчувствие, что данное обстоятельство никогда не будет доказано, а сам он вряд ли признается. Главный герой боевика нардеп Савченко по сюжету взрывает здание Верховной Рады двумя гранатами Ф-1 и РГД-5 и добивает оставшихся в живых из автомата.

"Большой замысел", или Савченко с гранатой

Не исключено, что именно благодаря кинематографической достоверности, версия событий (теперь уже принадлежащих истории параллельного мира) не вызвала особых нареканий у членов регламентного комитета Верховной Рады.  

Опальный нардеп, вопреки настойчиво распространяемым слухам о ее интеллектуальной недостаточности, крайне тонко попыталась поддержать и креативщиков на службе у Генеральной прокуратуры, и президента, подписавшего закон о полном разоружении при входе в госапартаменты. И пока практически выпавший из медиапространства нардеп Парасюк пинался со службой УГО из-за прозвеневшей на рамке то ли металлической бляшки, то ли железной воли, Савченко вывалила на стол перед членами парламентского комитета гранаты. Но в виде экзотических плодов.

Впрочем, юмор остался недопонятым, и коллеги по законотворческому цеху, еще два года назад превозносившие "украинскую Жанну д’Арк", сегодня рекомендовали парламенту и снять с Надежды Савченко депутатскую неприкосновенность и выдать разрешение на ее арест, фактически сделав неотвратимой реализацию фантазий одного из безымянных блогеров, задавших в 25 мая 2016-го риторический вопрос: "А если ее теперь в украинскую тюрьму посадят?" В тот же день в здании законодательного собрания Савченко была задержана следователем СБУ и препровождена в место предварительного заключения.

У лиц, не знакомых с искусством драматургии, могут возникнуть нелепые вопросы. Например, почему не проводятся массовые аресты потенциальных участников предотвращенной компетентными органами мясорубки, ибо невозможно же вышеописанный "бабах" произвести в одиночку? Но все дело в том, что герой, потому и называется героем, что действует один (или, в крайнем случае, в паре, как Бэтмен и Робин). Если бы ветеран Вьетнамской войны Джон Рэмбо расправлялся со своими противниками не самостоятельно, а во главе стотысячного войска, такая история была бы забыта на следующий день. А в данном случае эффект должен быть долгоиграющим, так как предвыборная компания только начинается, а ружье, повешенное на сцене в первом акте, в последнем должно выстрелить, а никак не заржаветь.

Дмитрий Михайлов