Когда размер не главное. Выборы-2019

825

Вместо эпиграфа.

А вы, друзья, как ни садитесь…

(Иван Крылов "Квартет", басня)

А также в области балета

Мы впереди планеты всей!

(Юрий Визбор, "Рассказ технолога Петухова")

 Список рекордсменов, отличившихся выдающимися республиканскими достижениями в сфере самых больших геометрических фигур, сложенных из кавунов, и самых массовых песнопений, пополнили отечественные парламентарии. Не далее как вчера спикер парламента Андрей Парубий отрапортовал представителям СМИ о том, что на рассмотрении в Раде находится "самый длинный законопроект" за последние 27 лет. Новый избирательный кодекс собрал 4400 поправок, перекрыв прежнее достижение более чем на одну тысячу пунктов (прежний рекорд составлял всего 3383 правки).

Несмотря на то, что законодательная деятельность относится к тем разновидностям человеческой активности, где главное не столько размер, сколько интенсивность, запредельное количество – симптоматично. Увлечение законотворца именно к данному направлению реформ объясняется, конечно же, персональной заинтересованностью. Вряд ли кто-то из представителей управленческих элит связывает свою судьбу с медициной, образованием или пенсионной системой больше, нежели с избирательным процессом.

Формирование принципиально новой избирательной системы проходит под неформальными лозунгами борьбы с подкупом избирателей. Но в идеале каждая из политических сил хотела бы создать такой закон, который позволял бы ей получить как можно больше мандатов, при том, чтобы оппоненты получали как можно меньше.

Совершенно очевидно, что сделать этого не удастся - максимум, крупные партии могут постараться еще более перекрыть кислород средним, или же средние могут попытаться что-то отгрызть у крупных. Но поговорить-то об этом можно, тем более что после всплеска осенней реформаторской гиперактивности и в преддверии президентской гонки никаких более серьезных дел не предвидится.

Конечно же, новые избирательные правила вряд ли что-то изменят в системе жизненных принципов и избирателей, и управленческих элит. Зато они станут сложнее и в некоторой степени даже запутаннее, что, несомненно, расширит инструментарий манипулятивного воздействия на электоральные массы.

Роль трех табуреток, на которых, по замыслу авторов, должно покоиться здание будущей избирательной системы, призваны исполнить так называемые открытые списки, многомандатные округа и двухтуровые выборы в крупных городах. Основным врагом интересов электоральных масс объявлена "мажоритарка", якобы порождающая такое побочное явление местного формата демократии, как "гречкосейство". Иными словами, резкое сокращение кормовой базы вынуждает политические партии экономить на всем, даже на таком святом деле, как борьба за мандаты. Электоральные массы не должны получать никаких приварков и бацилл со стороны управленческих элит не только в межвыборные периоды, но и в краткие мгновения избирательной горячки.

Описывать каждую из фундаментальных позиций не имеет ровным счетом никакого смысла, поскольку для значительной части электоральной массы они навсегда останутся некоторой запутанной ерундовиной. Например, интересным, по версии законотворцев, нововведением станет избирательная квота - количество голосов, которое необходимо собрать для получения одного мандата. Определяется оно с помощью специальной формулы, что уже само по себе отпугивает часть электората, позиционирующих себя как рафинированные гуманитарии. Число избирателей, проголосовавших за партии, которые в масштабах страны преодолевают барьер, будут делить на 450 - количество депутатских мест в парламенте.

"Допустим, избирательная квота - условно 150 тысяч голосов, - попытались однажды объяснить эстетствующие законотворцы. - Если в одной из областей партия набрала 500 тысяч голосов, то это результат делится на 150 тысяч, что дает три "чистых" мандата. Оставшиеся 50 тысяч голосов уходят в общую "копилку" партии, которые составят так называемые компенсационные мандаты. Их получают первые номера первоначального общего списка партии, которые, по сути, не занимались личными избирательными кампаниями, а агитировали за политсилу по всей стране…"

Совершенно очевидно, что никто из любителей посещения избирательных участков разбираться в этом не станет, и не потому, что их интеллектуальные способности ниже, чем у грозившегося порвать все IQ-тестеры Юрия Луценко, а потому что это скучно и никому не интересно.

Поэтому, несмотря на восхищение парламентского спикера новым законотворческим рекордом, гораздо более любопытными представляются предвыборные "телодвижения", которые начались еще задолго до старта президентской гонки, не говоря уже о парламентской. Слухи чуть ли не об объединении в единую политсилу Блока Петра Порошенко и "Народного фронта" как бы намекают на крайнюю серьезность претензий действующего на второй срок. Правда, ради этого НФовцы все и по отдельности должны отказаться от президентских амбиций, что на первый взгляд представляется маловероятным. Борьба за сплочение рядов представляется максимально актуально в свете недавней встречи спецпредставителя США в Украине Волкера с Юлией Тимошенко, что по нынешним временам что-то да и значит. Во всяком случае, вера во всемогущество старшего партнера в среде политически озабоченной части широких народных масс с годами только усиливается. Так что в ближайшее время, даже несмотря на мегаусилия депутатского корпуса, не будет иметь никакого значения не только размер избирательного законопроекта, но и его содержание. Как минимум до марта 2019-го все должно пройти по уже накатанным схемам. Вопрос лишь в том, что на современном этапе более отвечает эстетическим потребностям избирателя: феерическая однотуровость или битва двух гигантов.

 

Екатерина Павловская