Харьковский удар по тарифной идеологии президента

1159

Харьковчане уже две недели путешествуют по городу по новым ценам. Но битва за тарифы продолжается.

19 февраля Харьковский окружной административный суд приостановил действие новых тарифов в городском электротранспорте.

Напомним, что с 7 февраля в Харькове резко повышены расценки за проезд в городском транспорте (в метрополитене с 5 до 8 грн., в троллейбусе и трамвае – с 4 до 6 грн.)

Но далеко не все в городе смирились с такой жестокой жизненной несправедливостью. Организация "Харьковский антикоррупционный центр" подала судебные иски с требованием признать тарифы незаконными.

Прежние тарифы, в принципе, устраивали большую часть горожан. Во всяком случае, к ним уже успели привыкнуть. 5 гривен – вообще оказалась феноменально удобной суммой для расчета, приблизительно настолько же, как и 5 копеек во времена соцреализма. Так что если бы истцам удалось окончательно вернуть прежние тарифы – во что, конечно же, практически никто не верит – абсолютное большинство горожан сказало бы им большое человеческое спасибо.

Но если посмотреть на ситуацию более пристально, то можно заметить, что противники повышения тарифов замахнулись на принципы, которые представители современного управленческого класса пытаются предложить массовому сознанию в качестве  современной государственной идеологии.

Не так давно президент Петр Порошенко выступил с заявлением о том, что, к примеру, дешевый газ можно получить только в Москве в обмен на суверенитет (30 октября 2018-го во время представления нового главы столичной обладминистрации).

"Нельзя допустить, чтобы различные "политиканы" обещали дешевый газ и ради этого сдавали суверенитет страны", - сказал президент.

Как можно заметить, некоторые компоненты программных высказываний легко заменяемы. Например, вместо слова "газ" можно поставить иные понятия – отопление, горячая вода, транспортные тарифы…

Об универсальности речевой конструкции говорил и сам глава государства: «Нам нельзя допустить, чтобы любые политиканы, пообещав, что газ – а раньше это был бензин, сахар, а еще до этого хлеб – будет бесплатным, будем раздавать. Мы этим уже наелись. Бесплатный сыр – только в мышеловке. Или в имперской столице, в Москве, куда надо было ездить для того, чтобы получать газ и сдавать суверенитет».

Аналогичной позиции придерживаются и ближайшие соратники главы государства – бывшие активисты «Блока Пэ-Пэ» генпрокурор Луценко и премьер Гройсман.

Юрий Луценко едва ли не слово в слово президентскую идею о недопустимости отказа от повышения цен повторил на известной политической акции «От Крут до Брюсселя. Мы идем своим путем».

«Тем, кто сегодня хочет газ наполовину дешевле, мясо вдвое дешевле, дешевые автомобили вообще без таможни, хочу напомнить — в своем государстве будет достаток. Без государства дешевая колбаса и газ — путь в очередную Сибирь».

Ранее премьер-министр Владимир Гройсман вывел формулировку – «справедливая цена». Она призвана легитимизировать в массовом сознании любое повышение цен. На практике любая цена, предложенная действующей властью – за газ, транспорт, коммунальные услуги – является справедливой. Таким образом, протестующий против повышения цен становится не только пособником страны-агрессора, но и выступает против основополагающей европейской ценности – справедливости.

Достаточно любопытной представляется мотивация харьковских истцов, позволяющая им (по их же версии) утверждать, что повышение тарифов неправомерно: повышение цены должно следовать только вслед за повышением качества товара или услуги.

Далее цитата:

«Качество услуг, которые оказывают метрополитен и электротранспорт, не соответствуют современным условиям ведения бизнеса и предоставления услуг в Европе».

Концепция, предложенная харьковскими истцами – утром качество, вечером деньги – у основания подтачивает всю идеологию ценообразования, предлагаемую управленческим классом, кратко сформулировать которую можно в четырех словах: «Граждане должны платить больше».

Ведь в таком случае в ответ на повышение кабмином цены на газ потребитель должен задаться вопросом: «Разве качество газа стало лучше? Приготовление пищи на нем стало быстрее? Обогрев помещения стал эффективнее?»

Получив на днях квитанции по оплате коммунальных услуг с суммами в два раза превышающими те, что были ранее, харьковчане непременно должны спросить: «Стали услуги лучше? Стала ли вода чище? Система отопления более эффективной? Работа лифтового хозяйства лучше, содержание придомовой территории качественнее?» Если ничего этого не произошло, то и о повышении не может быть и речи. Против формальной логики, как говорится, не попрешь. (См. «Получили платежку и обомлели. Жители Харькова с тревогой ждут нового витка подорожания»)

Настораживает лишь элемент некоторой избирательности. Почему повышение транспортных тарифов суд отменяет, а повышение коммунальных нет? Ведь именно второе обстоятельство загоняет потребителей в безысходное положение, так как от пользования транспортом во многих случаях потребитель может отказаться. А от пользования наиболее дорогостоящей коммунальной услуги – центрального отопления – нет. Разве что переселившись в шалаш в близлежащей лесопосадке.

 

Дмитрий Михайлов