Харьковский губернатор и двери в большую политику

2868

Малопубличным персонам, которых великий украинский писатель Николай Васильевич Гоголь относил к разрядам "барин средней руки" или "дама, приятная во всех отношениях", для перехода в статус "настоящий политик" в современных условиях необходимо пройти обряд инициации, состоящий, как минимум, из нескольких пунктов.

Список не обширен, но достаточно пестр, местами – экстремален, хотя и не до фанатизма. Следует подраться с коллегами, стать жертвой несостоявшегося покушения и быть облитым зеленкой. Не мешало бы отбыть наказание, что легко монетизируется в статус жертвы политических репрессий. И неплохо побывать привлеченным к суду. Можно, посидеть в мусорном баке по принципу "все пи-ар, кроме некролога", но данное мероприятие, пожалуй, не входит в обязательную часть программы.

У действующего харьковского губернатора Юлии Светличной до недавних пор в активе значился лишь один пройденный уровень – в сентябре 2016-го на нее готовилось покушение, следы которого вели туда, куда, собственно, ведут следы всех обвалов, обломов, косяков, кризисов и коллапсов в последние года три.

Перед началом одной из пресс-конференций с участием губернатора на телефон организаторов мероприятия поступил анонимный звонок с сообщением о готовящемся покушении.

Звонок инкогнито, да еще и совершенный, как утверждали в СБУ, с территории страны-агрессора, пришелся в тему. Потому что к тому времени многие известные харьковские мастера политического искусства имели в своем активе несостоявшиеся покушения: экс-губернатор Райнин, нардеп Геращенко, министр Аваков, становившийся, по его же собственным рассказам, которые не могут быть подвергнуты ни малейшим сомнениям, объектом внимания киллеров раз семь.

Сафари на харьковских политиков

На днях у действующего губернатора появилась возможность получения еще одного проходного балла в политическую копилку. Некий харьковчанин Виктор Скрынников, ставший, как писала о нем пресса «завсегдатаем приемных помещений облгосадминистрации на Сумской, 64», принял решение подать в суд на главу региона. Решение, не побоимся этого слова, судьбоносное не столько для самого заявителя, сколько для потенциального ответчика. Истец, заявивший о раскрытии коррупционной схемы распределения льготных путевок в детские оздоровительные лагеря, мог бы прямиком следовать в прокуратуру, что минимизировало бы публичность разбирательства, ибо – тайна следствия и все такое. Но он направил стопы в приемную губернатора, где был отвергнут с гениальной, как все простое, формулировкой: «в личном приеме у главы обладминистрации не нуждается». Поверхностный взгляд на суть произошедшего может натолкнуть на мысль о банальном отфутболивании по надуманному предлогу, так как определение собственных потребностей является эксклюзивным правом индивидуума. Но более глубокое проникновение в сущность проблемы приводит к пониманию, что в несоциальных государственных образованиях органы власти как раз и формируются для монополизации права определять потребности и нужды граждан, а также необходимость их удовлетворения.

В общем, настойчивый проситель будет добиваться тет-а-тетной встречи с высшим должностным лицом регионального уровня через суд. Скандал мог бы быть мгновенно урегулирован предоставлением аудиенции. Но необходимость попадания в остросюжетные новости диктует как раз иную линию поведения.

В прежние времена многие из региональных «випов» представали в статусе участников судебных тяжб. Экс-экс-экс-губернатор Аваков даже сам однажды подавал в суд по поводу персональных обид на редактора одной из районных газет и отсудил опровержение и чуть ли не компенсацию в виде одной гривны. А заведенные на него предшествующим режимом уголовные дела за якобы неправомерное выделение многогектарных земельных участков были без особых проблем пережиты под итальянскими пальмами и мандатными корочками. Иск же, поданный в 2015 году безымянным львовским активистом на Авакова, пребывающего уже в статусе министра, с требованием обязать оного вещать в публичной плоскости на государственном языке, и вовсе в новостных лентах прошел в разделе "разное".

На Игоря Балуту подавала в суд городская мэрия по поводу постфактумного распоряжения о сносе памятника Ленину на площади Свободы в Харькове.

Городской голова Геннадий Кернес регулярно ездит на суды в Полтаву и, скорее всего, проведет в подобных путешествиях еще не один год. При этом каждое судебное заседание гарантирует попадание в новостные сводки.

Вроде бы не становился ни истцом, ни объектом уголовных преследований экс-губернатор Райнин. Во всяком случае, громких заявлений об этом не было. Но и его публичная карьера, несмотря на формально стремительный должностной рост, фактически не задалась. Еще недавно раздававший интервью и комментарии гигабайтами чиновник практически исчез из медиапространтсва и не факт, что всплывет в нем снова.

Конечно же, наивно предполагать, что действующий губернатор персонально засветится на судебных заседаниях. Но очень нужный и яркий факт в биографии останется. А прохождение второго уровня на пути в большую публичную политику подбрасывает представителям экспертного сообщества пищу для размышлений на тему «Какой этап будет третьим?»

 

Екатерина Павловская