Харьковские хроники. Губернатор и совок

1392

Вместо эпиграфа.

Совок — а) прозвище людей, пытавшихся на бытовом уровне максимально органично вписаться в политическую и экономическую систему времен социалистического реализма; б) общественно-политический климат, сформированный системой советской пропаганды и агитации; в) хозяйственный инструмент в виде небольшой лопатки с загнутыми вверх боковыми краями и небольшой ручкой.

Харьковские мероприятия, посвященные прохождению очередного этапа, приближающего страну к легендарному безвизу, скорее всего, прошли бы в правом нижнем углу площади Свободы при участии местного политического бомонда и духового оркестра максимально незаметно, если бы бдительные горожане не рассмотрели на булыжной мостовой главной тусовочной площадки города широко раскинувшуюся тень махрового совка.

Прокатившиеся по просторам Фейсбука перезвоны набатных колоколов собрали хоть и не самую массовую аудиторию, зато сила последовавшего эмоционального выхлопа была таковой, что некоторые слова в адаптированном для подростков варианте приходилось бы забивать звездочками.

Причиной для локального гражданского негодования стали события 11 мая, которые могли бы войти в отечественный календарь праздников как День Безвиза.

Напомним, что в этот день Совет Европейского Союза одобрил либерализацию визового режима со странами ЕС для Украины. Нанизанные на вертикаль власти представители региональной управленческой элиты отметили данное событие непродолжительным митингом на фоне вывешенных на фасаде обладминистрации государственного флага и флага ЕС. Как говорится, ничего военного за исключением небольшого парада в исполнении курсантов местных милитари-вузов.

Но вопреки задекларированному единству правящей партии и гражданского общества местный актив воспринял данное действо весьма прохладно. Во всяком случае, магистральный месседж,  сформулированный одним из представителей гражданского общества был по большей части лишен позитивных коннотаций:

«Наши государственные мужи решили показать всему миру, как аборигены радуются *** бусикам, которыми их манила три года Европа. Быстро припадочно отданы распоряжения и завертелось. Практически во всех городах, посреди рабочего дня, свезли бюджетников к ОДА и к районным администрациям, пригнали курсантов, оркестры и военных и устроили празднование. В приказном порядке распорядились в школах повесить флаги Евросоюза. *** совок...»

В качестве ключевого понятия следовало бы отметить слово «завертелось». Участники сетевой дискуссии отметились целым каскадом реплик, способных пойти в народ:

«Стране нужны де Голли, но *** нарожала Леонидов Ильичей на сто лет с запасом».

«Совок с безвизом или без остаётся совком».

«Совок, только в особо крупных размерах».

И тому подобное.

Как можно заметить, не последнее место в оценочных суждениях занимает термин «совок». Но если взять за основу постулат о существовании помимо формальной стороны любых процессов, содержательной части (порой тщательно скрытой на уровне подтекстов и междустрочий), то необходимость размахивать пугалами совка покажется отнюдь не столь очевидной.

В качестве примера можно рассмотреть основополагающие тезисы торжественного выступления главы региона.

Повышенная плотность понятий, не несущих никакой смысловой нагрузки, действительно создает некоторую иллюзию погружения в атмосферу конца 70-х.

Например, реплика «Впереди большой путь, он тернистый и очень тяжелый, но часть его за четыре года уже пройдена» отсылает слушателей к стихотворению Юрия Кима «Суровые годы проходят…»

А фраза «Решение Совета ЕС дает нам уверенность в том, что мы - часть европейской семьи» никоим образом не отвечает на вопрос: «А что нам дает уверенность в том, что мы - часть европейской семьи?» Целый ряд стран пребывают в полной уверенности, что они никогда не станут членами европейской семьи, что отнюдь не мешает им входить в мировые топы экономического и социального развития. В пятерке стран, имеющих самый высокий уровень ВВП по паритету покупательной способности на душу населения, четыре лишены даже теоретической возможности стать членами европейской семьи.

Сообщение о том, что безвиз - «это открытый мир для науки, образования, культуры, промышленности, инвестиций, это укрепит экономику страны и ее социальные стандарты» имеет приблизительно такое же отношение к реальности, как и утверждение, что кролики – это не только ценный мех, но и три-четыре километра велосипедной дорожки. То есть, проявив некоторую изобретательность, можно построить кое-какой логический ряд. Но как говаривал старик Фрейд, иногда банан – это просто банан. И данная формула гораздо более применима к грядущему безвизу. А именно: безвиз дает право ездить в ЕС без виз. И в конце данного предложения следует поставить большую жирную точку. Можно даже восклицательный знак, по вкусу.

Действительно, ряд прозвучавших на торжествах тезисов едва ли не идеально вписывается в рамки совковой лозунговщины, проверять жизнеспособность которой посредством рационального мышления было категорически противопоказано. Но делать выводы о тотальном засилье совка  было бы, скорее всего, ошибочно, поскольку подавление смысловой составляющей с целью усиления эмоциональной окраски является атрибутом жанра торжественных речей в целом, а не только лишь партийных собраний былых времен. Именно поэтому любое село в день своего 800-летнего юбилея превращается в межгалактическую столицу Нью-Васюки, хотя в будень – это депрессивный дотационный регион.

Фраза «И сегодня, благодаря последовательной и взвешенной позиции Президента Украины Петра Порошенко, и при поддержке всего украинского народа мы уверенно утвердили свое европейское стремление» действительно походит на «Большое спасибо лично дорогому Леониду Ильичу за наше счастливое детство и прочие разновидности уверенности в завтрашнем дне».

Но!

Следует все-таки учитывать и разительные различия между масштабами исторических персон. «Дорогой Леонид Ильич» не владел английским языком, не удостаивался чести получать кредиты от МВФ, а в лучшие для себя годы, по воспоминаниям современников, еще и закладывал за воротник. Так что достаточно лишь отвернуть край действительно схожей по цветовой гамме обертки, чтобы постичь принципиальную несхожесть содержимого.

И таки да, при совке окна рабочих кабинетов вполне могли завесить тканью с каким-либо изображением агитационно-пропагандисткого характера. Но нельзя не согласиться, что портрет «лучшего друга физкультурников» и флаг Европейского союза республик свободных и конституционных монархий, как говорили еще в досовковой Одессе, две большие разницы.

Ну и наконец, следует учитывать и мотивационную составляющую. При совке на подобных мероприятиях одни люди пускали пыль в глаза другим. Сегодня же все происходит с точностью до наоборот. Если большевики пытались поразить аудиторию широтой размаха из любви к искусству, то у команды же действующего президента просто нет иного выхода. Потому что на современном этапе помимо успехов декоммунизации, Евровидения и безвиза предъявить электоральным массам практически нечего. Успехи социально-экономического развития смогут рассмотреть, выражаясь языком одного из ведущих отечественных политиков, не только лишь все. А расстояние до будущих выборов уже давно гораздо меньше, чем до предыдущих, - что как бы намекает. И если в ходе грядущих сражений на электоральных полях в качестве оружия массового поражения будет применена легендарная гречка, то совок здесь тоже будет абсолютно ни при чем. Что-что, а крупу на выборах при совках не раздавали.

Андрей Кравченко