"Дело Зайцевой". Утопить или отмазать

5893

"Мелочей в нашем деле нет", "Человек за все в ответе на земле", "Сегодня бросил окурок, завтра – совершил преступление". Поведенческие установки еще не столь забытого прошлого возвращаются в современную повседневность. В Главном управлении Нацполиции в Харьковской области заявили, что в отношении автошколы, в которой проходила обучение Алена Зайцева, могут открыть уголовное производство.

По данному поводу напомним, что…

18 октября нынешнего года в Харькове на перекрестке улицы Сумской и переулка Мечникова начавший движение автомобиль Volkswagen, за рулем которого был Геннадий Дронов, столкнулся с идущим перпендикулярным курсом с превышением скорости автомобилем Lexus, которым управляла 20-летняя студентка местного нацуниверситета Алена Зайцева. В результате столкновения авто Зайцевой вылетело на тротуар возле заведения общественного питания “Пузата хата” и убило шесть человек.

На днях Главное управление Нацполиции в Харьковской области отчиталось о проделанной работе по расследованию дела. Череду сообщений о проведенных экспертизах и допросах свидетелей замыкала достаточно любопытная информация, доведенная до аудитории начальником отдела следственного управления Александром Умниковым:

“В настоящее время решается вопрос о выделении материалов в отдельное производство в отношении деятельности автошколы, где проходила обучение водитель автомобиля “Lexus”.

Продолжение темы лежало на поверхности, что, конечно же, не прошло мимо внимания сетевых комментаторов: привлечь к ответственности школу, детский сад, родильный дом. Подобное развитие сюжета даже могло бы лечь в основу литературной антиутопии в стиле кафкианского "Процесса".

Над "Делом Зайцевой" сгущается туман

Но объективная реальность, данная нам в ощущениях, и проще, и практичнее. А посему более актуальный вопрос текущего момента – как открытие производства против автошколы способно повлиять на ход основного дела? Усугубляет ли гипотетическая вина автошколы ответственность главного фигуранта или размывает данную ответственность?

Например, переквалификация статуса Геннадия Дронова из свидетеля в обвиняемого однозначно улучшает положение Алены Зайцевой. Вероятность назначения максимального наказания – 10 лет лишения свободы, - предусмотренного ч. 3 ст. 286 (нарушение правил безопасности дорожного движения или эксплуатации транспорта лицами, которые руководят транспортными средствами) Уголовного кодекса Украины, значительно снижается.

Даже привлечение к административной ответственности водителя Opel, который начал движение одновременно с автомобилем Volkswagen, - условный плюс в копилку Алены Зайцевой. Если водитель Opel признан нарушителем, то и водителя Volkswagen автоматически придется признавать нарушителем тоже.

Елена Зайцева как реинкарнация Андрея Полтавца

А что, собственно, можно предъявить автошколе?

Кроме оказания некачественных услуг, по логике вещей (хотя "логика вещей" применительно к современной правовой ситуации имеет весьма косвенное отношение), ничего.

Отсюда – вариант номер один. Автошкола предоставила некачественные услуги. В таком случае Сервичный центр МВД не выдает права водителю. Конфликт решается на уровне гражданского производства: неудовлетворенный клиент пытается вернуть свои деньги и стянуть что-нибудь еще сверх того с предприятия, предоставившего некачественные услуги. И ЧП, случившееся 18 октября, было бы невозможным.

Вариант два. Автошкола предоставила некачественные услуги, но Сервисный центр выдает права водителю. Возникает вопрос: с чего бы? По логике вещей, правоохранители должны дожимать ситуацию и доказывать, что права были получены за неправомерное вознаграждение. Факт приобретения прав за взятки вряд ли будет расценен как смягчающее обстоятельство. Точно так же как пребывание в состоянии наркотического или алкогольного опьянения никогда не смягчало вину. Даже напротив, иногда усугубляло.

Вариант три. Зайцева вообще не проходила обучение. В таком случае правоохранителям тоже, по уже неоднократно упомянутой пресловутой логике вещей, следует доказывать и приобретение свидетельства об окончании автошколы, и водительских прав за взятку. Результат – см. вариант два.

"Дело Зайцевой-Дронова". Месяц спустя

Оптимальным для подозреваемой мог бы быть лишь вариант номер четыре. Например, озабоченная только получением оплаты автошкола предоставляет некачественные услуги по обучению. Пребывающий в состоянии добросовестного заблуждения клиент уверен в том, что обладает навыками вождения, и направляется в СЦ. Сотрудники СЦ проявляют преступную халатность и, несмотря на отсутствие навыков вождения, выдают права, чем значительно усугубляют заблуждение водителя. Конечно же, представители автошколы и СЦ будут настаивать на том, что они действовали исключительно в правовом поле. Но если вопрос неожиданно встанет ребром, то им предпочтительнее будет сознаваться в головотяпстве, чем в коррупции. Итак, не имеющий навыков вождения человек садится за руль, будучи введенным компетентными органами в заблуждение, что он умеет водить. А, следовательно, он является жертвой сложной манипуляции сознанием. Далеко не факт, что подобная схема вызовет доверие у среднестатистического обывателя. Но суд, как правило, руководствуется не столько эмоциями, сколько формальными данными. Ожидать переквалификацию статуса обвиняемого в потерпевшего, конечно же, вряд ли стоит. Но в соответствии с оценкой актуальных событий в исполнении одного известного сетевого персонажа, однозначность ситуации стремительно утрачивает полноту.

 

Екатерина Павловская