Дело Яценюка. Изображая жертву

829

Любители историй о динозаврах утверждают, что у древних рептилоидов сигналы нервных окончаний поступали в головной мозг в очень неспешном режиме. Например, гигантский опоссум мог наступить на хвост какому-нибудь диплодоку и пойти пить чай. И лишь спустя двое суток услышать доносящиеся издалека возмущенный возглас: «Полегче там, вы мне на хвост наступили».

Правда это или нет, для нашего исследования имеет небольшое значение. Важно, что в отечественном политикуме подобные истории также случаются.

11 мая 2018 года на сайте Министерства внутренних дел появилось сообщение о том, что Нацполиция начала уголовное производство по факту вмешательства в деятельность Арсена Яценюка в бытность его премьер-министром. По версии правоохранителей, вмешательство осуществлялось «с целью препятствования его деятельности и дальнейшей отставки с должности главы правительства».

Для осознания того, что отставка Яценюка стала результатом не увлекательной политической борьбы, а коварного преступного замысла, потребовалось более двух лет (последний день премьерства Яценюка выпал на 14 апреля 2016 года). Отсутствие возможности преследовать злоумышленника по горячим следам, с одной стороны, изрядно затрудняет поиск истины, с другой, открывает широкое поле для интерпретаций.

Действительно, Статья 344 отечественного УК предусматривает наказание в виде:

- штрафа от двухсот до трехсот необлагаемых минимумов доходов граждан,

 - или ареста на срок от трех до шести месяцев,

- или ограничения свободы на срок до двух лет,

- или лишения свободы на тот же срок

за незаконное влияние в любой форме на высших должностных лиц с целью помешать выполнению ими служебных обязанностей или добиться принятия незаконных решений.

Как можно заметить, более-менее внятно законодателю удалось сформулировать лишь санкционную часть. Центральное место в картине же самого преступления занимает большое облако тумана, в котором заблудились то ли ежик, то ли лошадка. Из текста не совсем понятно, какие действия могут впечатлить должностное лицо настолько, что оно начнет принимать незаконные решения.

В своем информационном сообщении Нацпол интерпретировал процесс вмешательства примерно следующим образом:

«Следствие рассматривает версию заговоров группы лиц для реализации преступного замысла. По предварительному заключению, они осуществляли вмешательство путем подкупа граждан, организации проплаченных митингов и распространения дискредитационной и неправдивой информации в СМИ и через народных депутатов, экспертов, других лиц».

Кто входил в «группу лиц», еще только предстоит установить. Информация о том, где, когда и за какие суммы производился подкуп граждан, затерялась между рубриками «тайны следствия» и «секреты бытия». Из того, что можно было бы озвучить уже здесь и сейчас – «дискредитационная и неправдивая информация в СМИ». Но и здесь авторы сообщения оставляют читателю право на домысел.

На данный момент единственным доведенным до ведома широкого круга читателей доказательством является ссылка на пребывающего в политической эмиграции народного депутата Александра Онищенко, который якобы сообщил, что «в течение 2015- 2016 годов на подобные акции было потрачено более 30 млн долларов».

До сообщения Нацпола данная информация не популяризировалась информагентствами. Но в опубликованной главе из книги «Петр Пятый. Правдивая история об украинском диктаторе» тот же Онищенко сообщает, что партия «Народный фронт» якобы с помощью коррупционной схемы якобы «вытянула» из госбюджета якобы 40 млн долларов, которые якобы были направлены на дорогостоящую избирательную кампанию.

Визуально выгодоприобретателями отставки Яценюка видятся действующий президент с действующим премьером. Но чтобы попытаться протянуть нити заговора столь далеко, понадобится такое влияние, каковым на территории страны никто не обладает. Сам же Яценюк грешит на вышеупомянутого депутата Онищенко, бизнес которого якобы пострадал во времена его премьерства. Однако, Нацпол сообщает, что только собирается установить личности злоумышленников, каковые, следовательно, на данный момент неизвестны. В общем, как говаривала одна пользовательница соцсети из категории 16+, все сложно.

Вероятность того, что в «Деле Яценюка» удастся докопаться хотя бы до края истины, стремится к нулю. Раскрутить столь запутанный клубок за год не представляется возможным. А после выборов в руководство МВД могут прийти люди, которые утратят к делу какой-либо интерес. Или того хуже – переквалифицируют потерпевшего в подозреваемого. И тем не менее, мероприятие не лишено кое-какого практического смысла. Прежде всего, акция призвана извлечь из политического небытия экс-премьера, все потуги которого на медиаактивность пока не находят отклика в тонко чувствующих душах потребителей информационного продукта. Наиболее громкая история с участием Яценюка за последние два года была связана с виллами в Майами в количестве 24 штуки, которые якобы приобрел экс-премьер. В декабре 2016 года Арсений Яценюк анонсировал громкое судебное разбирательство по данному поводу, после чего вокруг имени бывшего главы правительства наступила еще более звенящая тишина. И это несмотря на то, что экс-премьер постоянно активничает по всем самым острым вопросам в своей страничке в фейсбучике. Он высказался по поводу 8 мая, откликнулся на досмотры агрессором украинских судов, обозначил свое видение миротворческой миссии на Донбассе… Но все, как в песок. Хотя числовые показатели – более-менее. Все-таки 300 тысяч подписчиков и 13 место в рейтинге медиаактивности за апрель. Но снять проклятие «камикадзе» пока не удается. Ныне экс-премьер далеко не та персона, о которой говорят и которую цитируют.

Пункт номер два – социуму послан четкий месседж: организация митингов и размещение информации в СМИ могут быть расценены как вмешательство в деятельность должностных лиц. А это пусть и не самая суровая, но статья. И обнадеживающим представляется лишь то, что для абсолютного большинства населения, лишенного доступа к медиа-трибуне и не собирающегося в ближайшие десятилетия посещать никакие протестные акции, это не имеет никакого значения.

Екатерина Павловская